Литературные узоры

Вторник, 24.10.2017, 06:47

Приветствую Вас Заглянувший на огонёк | RSS | Главная | Захрусталье. У истока Мира. - Литературный форум | Регистрация | Вход

Последние ответы форума
Тема Дата, Время Автор Раздел
Басни-притчи от Владимира Шебзухова 21.10.2017, 14:44 НИКУШКА Его Величество - ПОЭЗИЯ.
Читать
Занимательные тесты. 19.10.2017, 21:24 gornostayka Разные темы.
Читать
Смеёмся! 18.10.2017, 22:46 gornostayka Юмор
Читать
Интересные факты. 16.10.2017, 17:08 gornostayka Чудеса науки и не только...
Читать
"Салют - 7" 15.10.2017, 22:29 gornostayka Кино
Читать
Я разрешаю вам войти в мою жизнь. 17.09.2017, 17:35 gornostayka Исторический роман, биографии, реальные события
Читать
Непаучиное лето. 12.09.2017, 17:48 Юнона Страница Валентины Горностаевой.
Читать
Стихи о детях и для детей 07.09.2017, 23:03 НИКУШКА Его Величество - ПОЭЗИЯ.
Читать
И это всё о нём. 07.09.2017, 22:42 gornostayka Памяти Ивана Горностаева (adminа ) - создателя этого сайта.
Читать
Негатив 29.08.2017, 23:26 gornostayka Беседка
Читать
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: gornostayka, Andre 
Литературный форум » Территория творчества » Фэнтези, фантастика, сказка » Захрусталье. У истока Мира. (Сказка для взрослых.)
Захрусталье. У истока Мира.
KalTДата: Четверг, 06.10.2011, 19:22 | Сообщение # 1
Любознательный
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Если понравится-выложу остальное, рассказ довольно большой.

Пролог Пролог
Приглушенный цокот копыт по мягкому мху все нарастал, разбивая чуткую тишину леса. По едва заметной дорожке, петляющей среди деревьев, мчался сквозь ночь мальчик верхом на приземистой лошадке. Он постоянно торопил её, часто оглядываясь назад. Погони не было. Была белёсая стежка тропинки, стук лошадиных копыт и ноющая боль в боку, не сильная, но не стихавшая ни на минуту.
-Скоро она пройдет, - подумал мальчик - И я умру.
Холодный осенний ветер пробирал до костей, но всадник едва обращал на это внимание. Куда страшнее холода был страх перед неизвестностью. Он спешил. Эпидемия тихой смерти поразила материк внезапно, таинственно, из ниоткуда. Пока не начались массовые смерти, люди и не подозревали, что больны. Вначале возникала слабая боль в боку, потом она бесследно исчезала, и через десять дней наступал финал. Нарастала слабость, больной слеп и глох, терял последние силы. Потом - забытье, из которого никто уже не возвращался.
Мальчик спешил. До Нового Токио ,города, где по слухам маги придумали вакцину, поднимающую на ноги даже самых безнадёжных, была неделя пути. Слишком много. Ещё день - другой слабой боли, потом пять-шесть дней затишья, после этого придётся заставлять себя сделать каждый шаг. Но в тринадцать лет всё рисуется иначе и не очень-то думается о смерти. Мальчик дрожал крупной дрожью. Его страшила и собственная дерзость, и предстоящая дорога. "Если решился – делай."- Вспомнились слова отца. " Я сделаю, пап, я добуду вакцину и спасу клан". Под копытами лошади зашуршала высокая трава. Хрустальный Ключ – граница земель клана. Мальчик остановил лошадь и снял с седла бурдюк для воды. Дорога дальня, нужно запастись водой. «Лишь бы папа не очень сердился, что я убежал без спроса. Я вернусь и извинюсь, пап. Только сначала вылечу всех. Я должен успеть».
Лошадь мчалась сквозь кладбища, бывшие ранее зажиточными деревнями и гордыми замками. Мальчик видел, как люди сами рыли себе могилы и ложились в них. Видел,как банды мародёров насилуют лежащих без сознания женщин,тащат к лошадям туго набитые вьюки,как отрубают пальцы с перстнями ещё живым людям, уже не могущим пошевелиться. На четвёртый день путешествия у него попытались отобрать лошадь, выстрелив из арбалета. Болт скользнул по лицу, оставив глубокий порез от виска до уха. Мальчик вскрикнул,покачнувшись в седле,но выносливая горная лошадка не сбавила темпа,и преследователи остались ни с чем. Всё это время всадник почти не ел,спал на ходу,привязывая себя к седлу, и делал остановки лишь для того,чтобы не загнать лошадь. К середине пятого дня на дороге появились разъезды с красно- белыми гербами. Они останавливали больных, бредущих в город, и заворачивали их обратно. - Вакцины мало, на всех не хватит, - говорили они. Мальчишке повезло – он свернул с дороги и ярами и подлеском миновал кольцо оцепления. Вот и город. Внезапно лошадка всхрапнула и завалилась на бок. Все таки загнал. Мальчик подумал, что без неё ему будет проще пробраться в город. Лёгкие сапожки моментально превратились в лохмотья, разодранные по острым прибрежным камням. Он потерял ещё полдня, пробираясь к городу по берегу моря, замирая от каждого шороха и прячась среди камней. В голове билась только одна мысль: « Четыре дня, надо успеть». Ещё день ушёл на то, чтобы найти заветное здание, окружённое тремя кольцами охраны, на которую напирала огромная толпа, жаждущая исцеления. Мальчик, нащупав под полой маленький кинжал, кинулся прямо на гвардейцев с криком: «Срочное донесение господина Пека, Главы Смолянска!». Один из солдат, ухватил его за рукав, повёл в караульный барак, вызвав старшего. Мальчик, показав верительный браслет Смолянска, подаренный Пеком его отцу и украденный им накануне побега, наотрез отказался говорить с кем либо,кроме главы города, повторяя:"-Очень срочно, донесение только для главы". Пояс с кинжалом он демонстративно отстегнул, бросив в караулке, а обыскивать малолетнего сопляка в грязной, провонявшей лошадиным потом одежде, никто не собирался. Через несколько часов, поев вяленой рыбы, даденной одним из сердобольных охранников, гонец был впущен в ратушу. Приосанившись и придав лицу соответствующее выражение, он церемонно поклонился: «Послание благородному лорду Ямагаве от благородного лорда Пека, лично в руки». Маленький, замызганый, весь в грязных потеках, мальчик был жалок. Он полез за пазуху, доставая упакованные в кожаный футляр листки, подошёл и прыгнул на мэра,прижимая к его горлу маленький нож,спрятанный под курткой. Забыв все приготовленные слова, сбивчиво стал рассказывать об умирающем клане, о не вернувшихся гонцах,посланных за вакциной, перемежая слёзы и просьбы угрозами. Стража остолбенела, поражённая дерзостью маленького оборванца. В кабинет семенящей походкой вошла маленькая черноволосая женщина и,послушав крики мальчика несколько минут,обратилась к мэру на незнакомом языке. На минуту малоподвижное, плоское лицо его застыло, затем Ямагава скривил губы в подобии улыбки.
- Тебе не причинят вреда, если ты положишь оружие. - На Общем языке сказала женщина.
- Мне не нужна безопасность! Мне нужна вакцина! Мой клан умирает! – Крикнул мальчик сквозь слёзы.
- Кто тебя послал? – Спросила женщина.
- Никто. Я сам убежал, когда не вернулись посланные. Мы и так слишком долго ждали.
- Тебе дадут то, что ты просишь – почти не размыкая губ, произнёс мэр – даю тебе в этом своё слово. Мужество должно быть вознаграждено. Вакцина расходуется быстрее, чем мы её успеваем делать, но не страшно. Я не знаю, сколько сейчас её у нас, но тебе дадут всё, что есть. В конце концов, такую потерю мы восполним быстро.
- Вы дали слово,– сказал мальчик, опуская нож и бросая его на пол.
Наступила реакция на перенапряжение, перенесённое им. Его ноги подкосились, и он почти без чувств упал на пол.
- Сколько людей в твоём клане? – Певуче спросила его женщина.
- Когда я уезжал – было около двухсот, благородная госпожа, – внутренним чутьём угадав в ней заступницу, ответил мальчик.
Ямагава отдал короткий приказ. Через некоторое время в кабинет вошёл человек в серой робе мага, недоумённо взглянув на мальчика,сидящего на полу. Мэр спросил его о чём – то, маг поклонился, опустив глаза. В комнату принесли небольшой плоский короб с ремнями для переноски за спиной.
- Тебе дадут двух лошадей и сопровождающих до границы, – сказал мэр на Общем языке, – желаю тебе успеть, маленький воин.
- Я гордилась бы, имея таких сыновей, – сказала женщина. – Не дай умереть своему роду.
Мальчик поклонился обоим, потом сказал: -В караулке мой мешок. Там на дне, золото. Всё, что было. Благородный Лорд, прошу принять плату за вакцину.
Мэр переглянулся с женой и спросил: «Как твоё имя, маленький воин?»
- Меня зовут Дрейк,сын Джеронимо,благородный Лорд.
- Я запомню твоё имя Дрейк,сын Джеронимо. – Ямагава помолчал. – Иди.
До границы добрались быстро. Дрейк поблагодарил провожатых и пустил лошадь галопом. А слухи,непостижимым образом просочившись сквозь стены ратуши,уже обгоняли его,повествуя о маленьком мальчике,везущем избавление от смерти. Его выследили на седьмой день пути. Из рощи слева показалась шестёрка конных, окружая Дрейка полукольцом. Засвистели стрелы,сзади заржала запасная лошадь,раненая в бок. Не оборачиваясь Дрейк перерезал ременный повод,закреплённый на седле и пригнулись,пришпорил коня. Погоне помешала темнота. Мальчик ,пользуясь сумерками,на ходу спрыгнул с седла съехав по песчаному обрыву,а освобождённый конь радостно заржав,понёсся прочь. Преследователи не заметили съёжившегося в комочек Дрейка,ориентируясь на стук копыт впереди. На следующий день он оглох. До Хрустального Ручья оставалось всего полтора суток пути,но лошадей он потерял. Идти было почти невозможно,тело не слушалось,налившись свинцовой тяжестью. Дрейк скинул короб со спины, проверил, не побились ли переложенные мягкой тканью склянки.
-Выпей! - Тихо сказал внутренний голос. -Выпей! И болезнь отступит.
Нет! - Сказал он сам себе. - Кому то может не хватить. Он вновь взвалил короб на спину и оглядевшись, побрёл. Глухой шум в ушах стих,сменившись ватной тишиной. Едва переставляя ноги, мальчик шёл по дороге, поминутно оглядываясь. Наконец он упал и не смог подняться. Тогда он пополз, понимая, что остановиться – смерть. Он едва двигался, не различая дороги, ведомый каким-то шестым чувством. Вдруг его шеи коснулись мягкие губы. Конь. Запутавшись ногой в стремени, за ним волочился мёртвый прежний хозяин. Собрав остатки сил и цепляясь за уже застывший труп, Дрейк взгромоздился верхом и освободил стремя. Теперь доберусь, - подумал он, падая коню на шею. Как он ехал, Дрейк не запомнил. Поняв, что не выдержит, на следующий день он сделал маленький глоток зелья, но мгновенно исцелить оно не могло. До деревни оставалось совсем недалеко, когда метнувшийся из кустов скальд напугал коня и тот убежал, сбросив седока. Мальчик заплакал и пополз, изредка поднимая голову, чтобы сориентироваться. Тут он со страхом обнаружил, что слепнет. Потянулся было за коробом, но не было сил. Попробовал закричать,но не услышал собственного голоса и провалился в забытье.
Люди, которые ещё могли ходить, увидели как на опушке, на тропке, ведущей к деревне, появилось нечто маленькое, бесформенное, утратившее человеческий облик, упорно тянущее за собой плоский короб на кожаном ремне. Старый Джеронимо не дожил до возвращения сына, но его клан-маленькая горстка людей, затерянная в непроходимых дебрях Захрусталья,был спасен.

Семь лет спустя.


Короткий дождь,омыв горы,прошел. Праздничное разноцветье осеннего леса, толстый ковер мха,тихий звон ручья,нашедшего себе дорогу среди камней. Рокот оползня,пронзительно-синее бездонное небо,земля,чуть прихваченая первым заморозком. На прогалину, густо опушенную подлеском,вышел скальд .Какое то время зверь стоял неподвижно,выискивая чуждые запахи,потом негромко рыкнув ,позвал остальных. На поляну выбрались трое щенков и тут же затеяли веселую возню. Молодые, не сменившие еще даже окрас, снежно- белые с редкими серебряными проблесками в густой красивой шерсти.
-Болт, - одними губами прошептал Дрейк.-Чаруй! В подставленную ладонь легла короткая арбалетная стрела, усиленная заклятьем.
-Сука - моя, - так же почти неслышно прошептал Дрейк. Залегшие рядом Лерой и Шак кивнули, взяв на прицел молодняк. Короткий щелчок спущеной тетивы, глухой шлепок и ослепительная вспышка сработавшего заклятья. Рядом коротко выругался промахнувшийся Шак. Двое оставшиеся в живых щенков бестолково закружили по поляне, визжа от страха.
-Лерой, твои. - Дрейк уже перезарядил арбалет,выцеливая одного из них. Короткий каст,- и еще один скальд беззвучно лег в пожухшую траву. Оставшийся в живых щенок наконец кинулся бежать. Вдогонку ему понеслись два болта. На это раз Шак не промахнулся.
-Хорошо колданул, - одобрительно ухмыльнулся Дрейк. Маг пожал плечами, вытирая тонкую струйку крови, побежавшую из носа.
-Все, на пару дней меня не дергать,-сказал он, морщась от головной боли.-Слишком сильный откат.
-Да хоть неделю теперь валяйся! - Шак хлопнул по плечу Лероя. - Такое дело сделали ! Ну- ка, Дрейк,это уже который по счету ?
-Седьмой или восьмой, я уже не помню,- равнодушно отозвался предводитель. - Щенков я не считаю..Теперь хоть скотина цела будет . А то ведь порезали полстада..да и девки спокойно в лес смогут ходить. Помоги-ка шкурку снять.
Лерой и Шак с натугой перевернули обмякшее тело.
-Здоровая,-пропыхтел толстяк Лерой - пуда на четыре потянет .
-Да они взрослые все такие, - ловко подпарывая шкуру отозвался Дрейк-Стой,а где еще один щенок ?
-Да вон он , в кусты заполз, прежде чем сдохнуть.-Шак кивнул в сторону.-Ладно,пошли,время дорого.
Нагруженные добычей охотники к лошадям,спрятанным в лесу. До деревни оставался всего день езды, подсумки были полны .Удачная охота .

-Папа, помоги! Папа, мне больно!

-Едут!-Звонкий крик Айды разнесся над деревней. Малышка подбежала к невысокой пухленькой женщине и затеребила ее за рукав: «Мама, мама, папка едет! Пойдем скорее!"
-Ну беги, встечай,- улыбнулась Териан, глядя на дочь. Довольная девочка опрометью кинулась на дорогу,по которой уже вступали в деревню тяжело груженые лошади. Подбежав к Шаку, она с размаху обняла его за ноги, подняв вверх счастливое лицо. Рядом уже обнимался Лерой с невестой. Чуть отставший Дрейк смотрел на них с доброй улыбкой. Неторопливо, степенно подошел Ветер, кузнец.-Здрав будь, Ведущий. Шак, Лерой - рад вас видеть .
-Здрав будь, Ветер,- отозвался Дрейк.-Как дела , что нового в деревне ?-
-Да пока тихо все, жаловаться не на что. Только вот руду последнее время приносят никудышную, считай вполовину меньше прежнего в ней железа стало. Надо бы людей послать новые жилы поискать. А по хозяйственной части баб спрашивай, им виднее.
-Ладно,разберемся. Без железа не останешься,на крайний случай в Смолянск пошлю,там купим . Омаха тут ?
-Дома вроде была.-Ветер поскреб бороду, -слышь , Ведущий , дело такое. Мы тут всеми скинулись,собрали кто чем богат. От зверя так мужа потерять - не приведись никому такое ..баба то без кормильца осталась .. да еще и на сносях.
Дрейк тронул лошадь и проехав пару дворов, остановился перед добротным срубом,еще хранившим смолистый запах свежего дерева. Даже отсюда на левом углу были видны глубокие борозды, пропахавние венец дома-следы когтей . Постучав,вошел. За прошедшую неделю Омаха, казалось, так и не изменила позы в которой он оставил ее, уезжая. Молодая женщина в несвежей рубашке так же сидела в углу и безучастно перебирала разложеные на столе каменные фигурки.
-Вот этого дракончика он мне первым подарил, когда еще начинали с ним встречаться,-она жалко заглянула в глаза Дрейку,пытаясь улыбнуться.-А лисенка вырезал,как дочка родилась. Обещал сделать скальда, как сына рожу.. а скальд...-по ее лицу текли слезы.
Ох, не любил Ведущий такие моменты. Стоишь,слова глотаешь,да и что с этих слов,не помогут тут они . Всего то чуть больше года девчонка замужем побыла,только начала дом и счастье свое строить,и тут на тебе ..Лучший стрелок,любимец всей деревни,друг каких мало,погиб. Да не в бою за клан,не честь отстаивая,а зверем диким разорван. Скривил губы сжав покрепче ,шагнул,обнял зашедшуюся в плаче женщину. Стоял и баюкал,кусая губы,пока не стихла немного. Потом отодвинул враз и сказал.- Мертвых не вернуть,а живым-жить. Его помнить будем, да и ты одна не останешься. А тебе вот... От нас ..ну как бы отомстили, в общем. Прими.
Дрейк с натугой вволок неподьемные торбы в дом. Развязал тугие завязки, вытряхнул содержимое на пол. Пепельно-серые серебрящиеся шкуры убитых скальдов покрыли пол.
-Спасибо, - растерянно прошептала она , прикипев взглядом к лежащему под ногами сокровищу. -Спасибо тебе, Бельчонок.
-Бельчонок. - Резануло болью. Еще детское его прозвище, которым называла его мама .. и она..когда мальчишкой еще бегал за ней,заливаясь краской и немея от смущения. Когда чуть повзрослев, шептал ей. - Вот вырасту, стану Ведущим и возьму тебя в жены. Когда не встретила она еще Итона. Ладно, было- и прошло. Обнял еще раз, поцеловал бережно в щеку - и за порог, скорее прочь, пока есть силы молчать.
Смеркалось. В деревню потянулись люди с шахты, зажглись первые огни в окнах. Дрейк не торопясь шел домой. Он очень любил это время, когда вернувшись с охоты можно просто пройтись по тихой деревне , перекинуться парой слов с жителями,спокойно попить пивка и послушать байки старого Ветра .Когда можно побыть двадцатилетним парнем,не отягощеный бременем Ведущего. Все дела завтра. Проходя мимо Круга - излюбленного места посиделок молодежи, Дрейк услышай хриплый,чуть запинающийся голос :
Мне не дано узнать тепла твой руки
Изгиба губ, неровного дыханья
С тобою рядом не дано идти...
-Опять Кальт девкам головы дурит, - хмыкнул Дрейк.-Пьянота,калека, а ведь липнут к нему, дуры. В груди всколыхнулось что-то похожее на завистливое раздражение. Вот кому заботы нет - днем по лесу ягод набрал, а вечером сидит, пиво хлещет, и стихи свои девкам читает. А у самого хата второй год как с дырявой крышей стоит, так не попнется отремонтировать. Пошарит в кои веки по закраинам Жерла, нетопырей набьет и скупщикам в Смолянске сдаст. Тем и живет. Никчема, в общем. Примак. Хотел раз выгнать его, так бабы как одна пошли отбивать. Скучно нам без него, говорят, будет. Ладно, одного бездельника деревня прокормит.
Навстречу Дрейку неторопливо шла черновосая миниатюрная девушка. Маленький прямой нос, высокие скулы и огромные темно-синие глазищи.
-Здрава будь, Нейла, - сказал он, улыбаясь.
-Здрав будь, Дрейк. Как охота прошла? - Мягкий грудной голос достойно завершал портрет красавицы. - Говорят, ты десяток скальдов извел?
-Не десяток, восемь. И щенков.
-Ты просто герой, Ведущий. - С ласковой улыбкой сказала Нейда. - Красив, молод, смел, а теперь как выяснилось, еще и щедр. Омахе такое сокровище отдал, себе ни шкурки не оставил.
-Все собирали что могли, не я один... а с Шаком и Лероем я сам разочтусь.
-Знаешь, Дрейк, - девушка посмотрела ему в глаза, - мы рады, что у нас такой Ведущий. Правда. Ты молодец.
Она вдруг приподнялась на цыпочки и притянув одной рукой голову Дрейка к себе, крепко поцеловала его в губы:- Это за Омаху. Спасибо.
-Эээ..ну мы все же один клан..а ты куда собралась? - Скрывая смущение, спросил Дрейк.
-Да Кальту горячего отнесу, один же мужик живет. Побалую. - Уже издалека отозвалась она.
Вот так. Ты и молод, и красив, и все тебя любят. А вот балуют Кальта. Мда...

Пробуждение далось с трудом. Голова гудела, в пересохшем рту едва ворочается распухший язык. Кальт пошарил под лавкой, нащупывая жбан с водой, жадно припал к нему. Стало чуть легче. Вспомнив, что вчера спьяну пообещал Териан набрать клюквы, он досадливо поморщился. Придется тащиться к самому Жерлу - подумал Кальт - причем сегодня. Пообещал все-таки. Вода в обьемистой фляге, сушеное мясо, запасные подметки - по острым камням иной раз и две пары изорвешь, соль, кремень. Готово. Кальт приладил на культю левой руки жестяной гребень с мешочком для ягод, плотно примотав его лосиными сухожилиями. Маленький самострел, взводимый одной рукой, занял свое место ближе к локтю. Мысленно поблагодарив лекаря, спасшего ему два пальца на правой руке, Кальт закинул мешок за спину. Проверил недлинный нож закрепленный под запястьем - все в порядке, острый. Ну вот и готов. Но как же неохота что то делать!
Идти было легко. Земля, подмерзшая за день, еще не успела оттаять, прохладный воздух бодрил, и хотя вчерашний перебор еще давал о себе знать, боль и тяжесть в голове уходили, уступая место покою и предвкушению дороги. Ближе к полудню Кальт решил сделать привал. Развести костер? Лень. Сжевал всухую несколько полосок сушеного мяса и откинулся на спину, глядя в небо. Немного ныли ноги. Тишь и покой, хоровод облаков в прозрачной синеве, невнятный лепет ветра в листьях.
-Папа, спаси меня! Папа, мне больно!
Из-за мешка за спиной быстро вскочить на ноги не удалось. Кальт перекатом сместился в сторону, одновременно взводя самострел. И вновь - в голове дикой болью-детский крик.
-Папа, помоги!
Кальт схватился руками за голову - Кто ты?- прошептал он. Неизведанный доселе страх параллизовал его, лишая сил. Он внезапно ясно увидел невесть откуда взявшийся морок. Залитая кровью поляна. Сломанные кусты, небо, испещреное черными силуэтами падальщиков. Неопрятная груда мяса на траве, вырваные куски дерна. Смрад. Одиночество. Страх.
- Папа, я умираю. Спаси меня!-детский голос в голове.
Дикая боль, рвущая сердце. Почему? Сколько это еще будет длиться ? Паника. Кто ты? Стой, Кальт. Думай. Не бойся. Ты же знаешь это место . Помнишь, ты водил туда Айду? Это поляна близ рубежа, рядом с Хрустальным ручьем. Не бойся, это всего лишь наваждение.
Боль не отпускает. Папа, спаси меня. Я не твой папа. Но я уже бегу. Я бегу, слышишь, кто ты ни был. Держись! -единым мигом мелькнули мысли в голове калеки.
Мешок больно молотил по спине. Кальт бежал, задыхаясь, полуослепший от пота, не чуствуя как ветки хлещут по лицу, раздирая его в кровь. Неудачный прыжок- и в подвернутой неловко ноге вспыхивает боль. Ничего, уже недалеко. На четвереньках тоже можно бежать. Кальт обрезал сухожилия, крепящие гребень к культе. Гребень мешает. Держись. Я успею.
Хрустальный ручей. Остановиться бы, залить огонь в глотке, смыть кровь и пот. Некогда. Бегу.
Выскочив на поляну, Кальт вторично увидел картину, вспыхнувшую в мозгу часом раньше. Кровь, освежеванный труп и никого-живых.
-Это безумие-Кальт провел рукой по глазам, тщетно пытаясь успокоить дыхание - Что это было? Отпусти меня!
В кустах послышался тихий шорох. Тело, перенасыщеное адреналином, отреагировало само - самострел смотрит в сторону шума, рука не дрожит, глаза выискивают малейшее движение.
-Папа... - Уже не крик, угасающий шепот.
Кальт шагнул к кустам. Окровавленная белая шерсть, запрокинутая голова с оскаленными клыками. Скальд. Молодой скальд.
В боку зверя, утонув почти на всю длину, виднелись охвостья двух арбалетных болтов. Но щенок был еще жив. Кальт зубами стянул кожаный чехол со своего клинка и осторожно приблизился, выискивая место поудобнее, чтобы покончить с хищником одним ударом в горло. Внезапно по телу щенка пошла судорога, и он открыл стекленеющие мутно-коричневые глаза.
-Папа, спаси меня.
Нож, не дойдя до горла скальда на волосок, застыл. Несколько минут Кальт неповижно стоя на месте, боролся с тем, что казалось ему сумасшествием. Глубоко вдохнул, закрыв глаза и наконец решился. Нож вновь спрятался в чехле, а Кальт, сложив искалеченые руки перед грудью, ушел в себя, накапливая Силу. Магия этого мира плохо давалась людям, слабея из поколения в поколение. По паре простеньких заклинаний знали все, но срабатывали они не у всех, и не часто. Откат же как правило был очень жестоким .Пытавшиеся лечить простую простуду заклинанием маги сами порой не вставали неделями с постели- откат отбирал все силы, грозя раздавить человека. Очень редкими были маги, способные выдержать три каста подряд - редкими и берущими за свои услуги баснословные деньги. А то, что собирался сделать Кальт, было безумием вдвойне, ведь он и слабым то магом не был. Перелив жизни -заклинание знали все, осмеливались использовать - единицы. Кастуя его, отдавая свои силы и энергию, маг мог вернуть к жизни практически мертвеца, но при этом слабел настолько, что сам очень часто занимал место своего пациента. Поэтому лечили этим заклинанием невероятно редко, и никто не знал, сколько золота переходило к магу-счастливчику, рискнувшему и отнявшему пациента у смерти. Для Кальта тем более особая опасность крылась в том, что заклинание требовало особо точного распределения энергопотоков, абсалютной симметрии жеста. С его искалеченными руками опасность СЛИТЬСЯ возрастала многократно. Еще несколько секунд Кальт колебался, прислушиваясь к собранному потоку Силы, затем резко развел руки в стороны и открыл глаза, начиная действо.
И застыл.
Из кустов на него смотрела пара светящихся янтарем глаз. Скальд не нападал, он просто стоял, вперив тяжелый взгляд в исцарапанного человека, стоявшего на коленях перед умирающим щенком.
Медлить было нельзя. Собрав Силу, ее нужно использовать сразу - или умереть. Не получившее воплощения заклинание спустя короткое время разрушало все энергоканалы человека и тот погибал от остановки сердца.
-Ихам олуа! - между рук Кальта возник неяркий, жемчужного цвета шар.
-Ихам верде! - шар стал уменьшаться в размерах, приобретая интенсивность цвета и вес. Отбирая жизнь у мага, шар аккумулировал его энергию в себе, стремительно наливаясь тяжестью. Теперь главным было не пропустить того момента, когда еще оставались силы, и отдать пациенту это средоточие жизни.
-Аведо! - шар, повинуясь воле творящего, поплыл к распростертому скальду и растекся по его шести бледным сиянием, постепенно угасавшим . Кальт упал на землю. Сейчас придет откат, и хорошо, если сознание отключится сразу, избавляя творившего от мук. Слушая сердце, Кальт считал -четыре, пять, шесть ...Шесть? А сердце продолжало отбивать ритм. Отката не было. Пролежав еще немного Кальт встал, точнее, попытался встать, потому, что, несмотря на ясную голову и полное отсутствие боли, обычной при откате, сил пошевелиться не было. Ноги не держали ставшее неподьемным тело. Скосив глаза, он посмотрел на скальда. Тот дышал. Рядом валялись два болта, вытесненые из тела вновь наросшей тканью. Кальт перевел взгляд на кусты, туда , где стоял второй скальд, наблюдавший за ним . Никого. Кусты и трава. Теперь оставалось только ждать, пока восстановятся силы. Уснуть не составило ни малейшего труда.
 
gornostaykaДата: Понедельник, 17.10.2011, 14:37 | Сообщение # 2
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5837
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Quote (KalT)
Приглушенный цокот копыт по мягкому мху все нарастал,


Удивительно, но мягкий мох заглушает все звуки. Возможно, мох рос на каменистой поверхности, и несмотря на его наличие, звук всё-таки был слышен.

Quote (KalT)
но не стихавшая ни на минуту

не стихающая

Quote (KalT)
Через несколько часов, поев вяленой рыбы, даденной одним из сердобольных охранников, гонец был впущен в ратушу.


Предложение не согласовано.
Через несколько часов ожидания, в течение которых ему удалось перекусить вяленой рыбой, которую ему дал один из охранников, гонец, наконец, был допущен в ратушу.
Quote (KalT)
и оглядевшись, побрёл.

Незавершённость предложения. Побрёл, предположим, по дороге или в каком-то направлении.
Интересно написано, есть, конечно, недочёты или резкие переходы, например:
Внезапно лошадка всхрапнула и завалилась на бок. Все таки загнал. Мальчик подумал, что без неё ему будет проще пробраться в город. Лёгкие сапожки моментально превратились в лохмотья, разодранные по острым прибрежным камням.
Но ходьба по острым прибрежным камням мгновенно превратила сапожки в лохмотья.
Мальчик двигался через лес, город. Откуда взялись прибрежные камни?
Не проработано то, что мальчику, который умирал, дали вакцину, зная, что с большой вероятностью он её не донесёт. Мальчика вначале должны были исцелить, иначе это пустая затея.
Глупые размышления мальчика о том, что он не должен принимать вакцину. Таким образом, он мог её не донести.
Надо всё-таки учиться точности формулировок.


 
Литературный форум » Территория творчества » Фэнтези, фантастика, сказка » Захрусталье. У истока Мира. (Сказка для взрослых.)
Страница 1 из 11
Поиск:





Нас сегодня посетили
gornostayka