Литературные узоры

Суббота, 23.09.2017, 14:23

Приветствую Вас Заглянувший на огонёк | RSS | Главная | О гениальности. - Литературный форум | Регистрация | Вход

Последние ответы форума
Тема Дата, Время Автор Раздел
Басни-притчи от Владимира Шебзухова 21.09.2017, 00:48 НИКУШКА Его Величество - ПОЭЗИЯ.
Читать
Я разрешаю вам войти в мою жизнь. 17.09.2017, 17:35 gornostayka Исторический роман, биографии, реальные события
Читать
Непаучиное лето. 12.09.2017, 17:48 Юнона Страница Валентины Горностаевой.
Читать
Стихи о детях и для детей 07.09.2017, 23:03 НИКУШКА Его Величество - ПОЭЗИЯ.
Читать
И это всё о нём. 07.09.2017, 22:42 gornostayka Памяти Ивана Горностаева (adminа ) - создателя этого сайта.
Читать
Негатив 29.08.2017, 23:26 gornostayka Беседка
Читать
Кавказ - 2017. 24.08.2017, 18:32 gornostayka Ветер странствий.
Читать
Наши странствования. 30.07.2017, 20:26 gornostayka Не теряйте из виду или где мы, куда подевались?
Читать
Смеёмся! 21.07.2017, 13:02 gornostayka Юмор
Читать
Занимательные тесты. 20.07.2017, 16:08 gornostayka Разные темы.
Читать
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: gornostayka, Lutik 
Литературный форум » Комната психолога » Разные темы. » О гениальности.
О гениальности.
gornostaykaДата: Пятница, 18.09.2009, 22:40 | Сообщение # 1
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
http://nedorazvmenie.livejournal.com/1054837.html

Сумасшествие и гениальность - по сути, одно и тоже

Труд Чезаре Ломброзо "Гениальность и помешательство" известен всем. Если нет, прочтите- линк. Интереснейшая вещь. Я сегодня дочитала другую работу в данной области- “Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии)”, посвященный вопросам патологии гениально одаренной личности, под ред. зав. психотехнической лабораторией, доктора медицины Г.В.Сегалина. Об архиве, а также ссылка на полный текст в эл.варианте ниже под катом. Любопытно мнение по теме А.Картелишева, профессора, доктора мед. наук, зав. кабинетом психодиагностики Психиатрического центра Главного военного госпиталя им. Бурденко: "Треть жителей планеты, по оценкам экспертов, имеют шизоидную аномалию характера. А у каждого седьмого землянина - предрасположенность к психическим расстройствам, в том числе и к шизофрении. Выдвинутая в начале века доктором Сегалиным гипотеза ("психотизм" раскрепощает "энергию одаренности") во многом, как мне представляется, находит подтверждение. Сегодня уже ясно, что главным "виновником" шизофрении является 11-я хромосома, контролирующая некоторые очень важные биохимические процессы в организме человека. Поврежденная хромосома вызывает серьезный дисбаланс. Организм пытается исправить ситуацию. Это может у него не получиться, и тогда постепенно начинаются серьезные расстройства мышления, воли, эмоций. В других случаях организм начинает функционировать в интенсивном режиме, приводя в действие резервные силы, имеющийся потенциал, в том числе и интеллектуальный. При этом заложенные природой способности человека проявляются при определенных условиях в полной мере. Обширный фактический материал, собранный в выпусках "Клинического архива", служит наглядной иллюстрацией того, как действует этот механизм...

"Клинический архив гениальности и одаренности"-так назывался цикл необычных и весьма любопытных публикаций, появившихся в России в 1925 г под редакцией доктора медицины, заведующего Психотехнической лабораторией Г. В. Сегалина. (Позже все эти выпуски были запрещены и изъяты из библиотек медицинских институтов и даже у букинистов).

Григорий Владимирович, инициатор выпусков, был неординарным человеком. В публикациях "Клинического архива" Сегалин и другие авторы на основе большого фактического материала пытались доказать (впрочем, попытки такого
рода были и до них), что существует непосредственная связь между одаренностью и психическими аномалиями. Были проанализированы биографии, а также истории болезни, если они были доступны, многих исторических личностей, их детей, родственников и ближайших предков. Обнаружилось, что по одному ответвлению генеалогического древа у кого-то из родителей гения (или у его бабушки, дедушки) обычно имелись проявления одаренности, а по другой ветви отчетливо просматривались признаки "наследственного психотизма" (то есть определенных психических аномалий). В одной из статей в том же 1925-м приводились три таблицы, в которых наследственная одаренность по линии отца или матери обозначалась буквами "од.", а психотизм - знаком "+".
Комментируя таблицы и другие материалы, д-р Сегалин рассуждал так: когда у великого человека есть наследственная одаренность - это понятно, но какую роль играют при этом психические аномалии? Какое они имеют отношение к гениальности и одаренности? Оказывается, имеют. Это не случайность, доказывал Сегалин, а некая закономерность. Дело в том, что потенциальная одаренность, по мнению исследователя, в обычных условиях в немалой степени сдерживается, "тормозится нормальным аппаратом сознания". А вот если у человека есть еще и психотизм, то это, "словно волшебный эликсир", раскрепощает творческий потенциал, выпускает на волю талант, устраняет торможение. И тогда "скрытая гениальная одаренность" проявляется в полной мере.

Следовательно, подытоживает доктор, в генах великого человека непременно должны быть два компонента: один из его родителей должен подарить ему скрытую энергию одаренности, а другой - передать... психотизм. Эта болезненная наследственность нередко проявляется и у кого-либо из братьев или сестер мировых знаменитостей. Во втором выпуске "Клинического архива" приводится большой список примеров: У Шумана, Гегеля, Дидро, Аксакова, Батюшкова была душевнобольная сестра. У Гаршина, Л.Толстого, Бальмонта, Виктора Гюго, Чаадаева, Фейербаха, Кеплера, Глеба Успенского, Врубеля был душевнобольной брат. У Гончарова были душевнобольные сестра и брат. У Достоевского были душевнобольные сестры и братья. Сегалин пишет далее, что и дети знаменитостей нередко бывают душевнобольными, слабоумными или препсихотиками (то есть предрасположенными к психическим аномалиям): Душевнобольного сына имели Себастьян Бах, Шуман, Тацит, Мендельсон, Гете. Дочь Марка
Твена, как и дочь Аксакова, страдала эпилепсией. Душевнобольные дети были у Петра Великого, Манцони.
Центральным пунктом исследований, понятно, был вопрос о том, наблюдались ли психические аномалии у самих писателей и других творческих личностей, чьи имена вошли в историю. Почти сто биографий приводится в выпусках "Клинического архива". Знакомство с этими материалами показывает, какую дорогую цену пришлось платить за свой талант многим знаменитостям. Вот лишь несколько примеров.

Поэт Батюшков страдал умопомешательством в течение 49 лет. У Флобера была истеро-эпилепсия. У Гаршина - циркулярный психоз, несколько раз лечился в психиатрических больницах, покончил с собой во время приступа меланхолии. Бальмонт тоже пытался свести счеты с жизнью, выбросившись из окна, но остался жив. У Чайковского, Толстого случались эпилепсические припадки. Психически больным был Шуман, окончивший свое земное пребывание в психиатрическом заведении. Стендаль имел шизоидную с параноическим оттенком натуру. Психическими расстройствами страдали Гоголь, Достоевский, Руссо и многие другие выдающиеся личности.
Если же по каким-либо причинам не срабатывает "психотический фактор", то богато одаренные люди, пишет доктор Сегалин, инстинктивно чувствуя необходимость устранения "тормозов" в сознании, пытаются искусственно убрать их посредством алкоголя. Но в обоих случаях смысл один: активизируется психика - "хотя бы на миг, на час, на месяц. Публикация в первой четверти прошлого века "Клинического архива гениальности и одаренности" должна была инициировать широкую дискуссию среди специалистов, в том числе и по таким чрезвычайно важным вопросам, как поиск механизмов раскрытия творческого потенциала человека, развития его интеллектуальных способностей, использование учебного процесса для эффективного формирования личности. Но советские идеологи быстро прекратили эти "вредные обсуждения".

Клинический архив гениальности и одаренности -читать полностью- http://pathographia.narod.ru/index.htm
и здесь частично- http://www.psychiatry.ru/lib_show.php?id=114 Позволю себе небольшую выдержку:

...есть факторы, хотя и не психотического порядка, но способствующие или усиливающие диссоциирующие действие психотического момента и тем самым как бы играющие роль вторичных дополнительных антагонистов-диссоциаторов при гипостатической реакции одаренности. Эта роль дополнительных факторов — антагонистов выполняется, между прочим, моментами расового скрещения у великих людей. К этому вопросу мы сейчас подойдем. Давно уже констатировано различными авторами, что великие люди происходят также и от непосредственного скрещения различных рас и национальностей.Иллюстрацию такого расового скрещения у великих людей приводим здесь:
Пушкин. Отец—русский, мать—креолка (негр. происхожд.)
Некрасов. Отец—русский, мать—полька.
Врубель. Отец—поляк, мать—русская.
Серов. Отец—русский, мать—еврейка.
Надсон. Отец—еврей, мать—русская.
Ганс фон Маре. Отец—немец, мать—еврейка.
Монтескье. Отец—француз, мать—англичанка.
Бальмонт. По отцу—шотландцы, по матери—татары.
Ницше.Отец—поляк, мать—немка.
Ибсен. Отец—датчанин, мать—немка.
Стендаль. Отец—француз, мать—итальянка.
Фет. Отец—русский, мать—немка.
Герцен. Отец—русский, мать—немка.
Рубинштейн. Отец—еврей, мать—немка.
Шопен. Отец—француз, мать—полька.
Парацельс. Отец—из вюртембергцев, мать—швейцарка.
Чайковский. Отец—русский, дед по матери—француз.
Руссо—французско-швейцарского происхождения.
Лермонтов. По отцу—шотландец, мать—русская.
Фалес—греко-финикийского происхождения.
Монтень—еврейско-французского происхождения.
Кант—шотландско-немецкого происхождения.
Фома Аквинский—ломбардо-итальянского происхождения.
Жуковский. Отец—русский, по матери—турецкого происхождения.
Гегель. Отец—из Каринтии, мать—из Вюртемберга.
Шопенгауэр—голандско-немецкого происхождения.
Лейбниц—славяно-германского происхождения.
Фриз - шотланско-немецкого происхождения.
Гаршин. Отец—татарского, мать—русского поисхождения.
Верещагин. Отец—русский, по матери (бабка)—татарского происхождения.

Приведенный здесь список, конечно, далеко не исчерпывающий. Приводим его как иллюстрацию происхождения замечательных или великих людей от двух различных национальностей или различных рас. С нашей точки зрения, точки зрения закономерной необходимости введения биологического антагонизма при скрещении, для выявления скрытой одаренности это явление будет понятно, если мы еще дадим следующее пояснение. Скрещение рас есть, по существу, скрещение биохимических противоположностей, относящихся между собой как некие антагонисты. Напомним тот общеизвестный факт в биологии, что введение в кровь здорового организма крови здорового же организма чужой расы равносильно введению в кровь патологического материала (т. е. равносильно введению яда). Иначе говоря, различные расы должны воздействовать друг на друга как антагонисты при скрещивании этих рас, т. е. аналогично действию психотизма на скрытую одаренность в вышеприведенном смысле. Вот почему, если в двух скрещивающихся фамильных линиях, где имеются все антагонистические условия для гипостатической реакции (т.е. имеется компонент скрытой одаренности и компонент психотизма), введение в это скрещение новых условий антагонизма в форме такого расового скрещения должно еще более усиливать этот антагонизм и тем более способствовать условиям, дающим гипостатистическую реакцию одаренности.

Вот почему, по нашему мнению, расовые скрещения "льют воду на мельницу" этой гипостатистической реакции, но отнюдь недостаточны, чтобы сами но себе, без психотизма, могли вызвать эту гипостатическую реакцию. Расовый антагонист есть дополнительный антагонист к основному психотическому и сам по себе должен быть рассматриваем как интерферирующий антагонист (как явление интерференции). Как на яркий пример, где расовый (resp. национальный) компонент при скрещении с компонентом одаренности способствует (наряду с психотическим компонентом) выявлению скрытой одаренности, а тем, следовательно, способствует гипостатической реакции, укажем на особенности этой гипостатической реакции у евреев. Еврейская раса вообще представляет из себя удивительный объект для экспериментирования в биологической лаборатории природы. Кажется, природа тут, действительно, создала для себя специальный объект для всех ее лабораторных надобностей. Если какому-либо скептику по отношению к нашим выводам и нашей теории нужны экспериментальные доказательства, то на евреях эти эксперименты налицо. Прежде всего давно уже известно (чуть ли не вo всех учебниках это отмечено), что по количеству процента психоневротиков и вообще нервнопсихических заболеваний евреи занимают первое место среди других народностей (что послужило поводом говорить о них как о дегенерирующейся расе); с другой стороны, для всех также общеизвестен факт, что процент замечательных людей у евреев (по отношению к их количеству) также велик, т. е. природа здесь как бы экспериментально нас поучает: „Там, где Вы имеете больше всего в процентном отношении количество замечательных .людей, там непременно должно быть в процентном отношении и больший процент психотизма и психоневротизма". И недаром, еще Ломброзо говорил: „как дорого обходятся евреям великие и замечательные люди", ибо, наряду с ними, они имеют громадное количество невротиков и психотиков; таким образом, в лице евреев мы имеем самое лучшее экспериментальное доказательство необходимости диссоциативного и кумулятивного компонента, о которых мы говорили выше. И, таким образом, патобиологических данных для более частой гипостатической реакции у евреев чрезвычайно много, поэтому у них большой процент замечательных людей.

Далее природа экспериментирует на евреях еще и в отношении доказательства корреляционной роли скрещения рас (при тех же имеющихся основных условиях для более частых гипостатических реакций). Как известно, одни и те же евреи в одних странах (например, в Германии и странах, говорящих по-немецки) дают более громадный процент великих и замечательных людей, несмотря на то, что количественно их там относительно мало, в тоже время как, живя в других странах (например в России), те же евреи в громадном, относительно, количестве (чуть ли не в 16 раз более2 дают меньший процент великих и замечательных людей. Как объяснить такое явление? Объяснения давали самые различные. Талантливость евреев Германии приписывалась другим культурным, политическим и социальным условиям, в которых находились евреи Германии и евреи старой России. Говорили, например, что, дескать, гнет царской России не давал евреям развивать свои силы, в то время как в Германии (как в „свободной" стране) евреям было легче развивать свои силы. Все это, конечно, верно, поскольку здесь рассматривается социологическая сторона вопроса. Но, поскольку мы здесь рассматриваем этот вопрос биологически, мы, не отрицая социологической стороны вопроса и, в частности, ту громадную разницу условий социально-экономической жизни евреев Германии и дореволюционной России, мы, однако, центр тяжести этой разницы должны отнести на биологическую сторону вопроса. Мы находим, что причина, почему евреи в Германии дают большее количество замечательных людей, кроме других еще,—биологическая. С нашей точки зрения дело обстоит так.

В смысле биологической полноценности кумулятивный компонент евреев России и евреев Германии совершенно одинаков, т. е. одинаков их потенциал одаренности. Точно так же необходимый с нашей точки зрения психотический компонент для гипостатической реакции также одинаков (ибо процент психоневротиков и психотиков одинаков), поэтому в основе процент замечательных людей у тех и других одинаково высок (по отношению к другим национальностям). Теперь, при тех же условиях, у евреев Германии мы видим еще другое явление —это большое количество смешанных браков с коренными немцами, в то время как у евреев России количество смешанных браков относительно мало. Это большое количество смешанных браков у евреев Германии еще более способствует увеличению количества замечательных людей, чем у евреев России. И вот почему: для гипостатической реакции одаренности евреев Германии благоприятна интерференция нового антагониста расового характера, усиливающего этот антагонизм в более благоприятном смысле, для усиления гипостатической реакции одаренности. Для коренных же немцев также более благоприятно такое скрещение или вследствие введения диссоциативного компонента (более частого у евреев) или же, вернее, также вследствие той же интерференции нового расового антагониста. У евреев России как замкнутой расы этой интерференции расового компонента путем смешанных браков нет или же она редко бывает, потому и менее часты явления гипостатической реакции с рассвой корреляцией, но опять-таки менее часты по отношению только к евреям Германии, но не по отношению к другим народностям. Итак, интерференция расового антагониста при скрещении компонентов одаренности и психотизма благоприятна для гипостатической реакции; она, вероятно, также благоприятна не только в количественном отношении, но и в качественном. Конечно, эта сторона вопроса требует еще более глубокого исследования, и мы это здесь высказываем пока как "вероятное", но факт громадной роли интерференции новых антагонистов не подлежит сомнению. К этому заключению нас склоняет еще одно замечательное явление, о котором будет сейчас речь. Это—интерференция новых психотических антагонистов к основному психотическому компоненту.

К патологии детского возраста великих и замечательных людей:

...всякий ребенок, из которого в будущем развивается великий человек,—обязательно будет болезненный ребенок или физически или нервно-психически. И это явление мы должны рассматривать не как случайное явление (как это думают многие авторы), а как закономерное явление биологии детей, будущих великих людей. С нашей точки зрения эвропатологического подхода к этому вопросу (смотрите мои работы в предыдущих выпусках “Архива” 1925)
это явление делается нам понятным и естественным. Механизм выявления скрытой до сих пор одаренности (resp. гениальности) есть результат процесса расторможения. А процесс расторможения есть результат диссоциирования здорового невро-психического статуса, в свою очередь результируется нарушением здоровья в каком бы то ни было отношении: туберкулез, люэс, рахит, всякие диатезы, алкогольная наследственность, нервно-душевная отягченность,—словом, все, что может нарушить равновесие (здоровье) в отношении нервно-психического статуса—есть в то же самое время расторможение и “раскрепощение” скрытой кумулятивной энергии одаренности (resp. гениальности). Положение: “mens sana in corpore sano” справедливо лишь по отношению к человеческому
“середняку”, а к гению или выдающемуся человеку оно не применимо, ибо его природа совершенно другая.

Приведем здесь ряд примеров болезненности детей—будущих великих людей.
Байрон-По словам биографов, Байрон будто родился с укороченным ахиллесовым сухожилием, а потому остался на всю жизнь хромым. Кроме того, он был одержим, по словам других биографов “золотухой” и рахитом и вследствие этого страдал искривлением ног. В нервно-психическом отношении он страдал еще ребенком такими припадками бешенства и гнева из-за самых ничтожных причин, что близкие опасались за его жизнь. В 16 лет у него начались эпилептические припадки. В школе считался неспособным и тупым учеником.

Бальзак- Большая голова—непропорциональная по размерам к туловищу—отмечается его биографами, а также его современниками. О его психической болезненности отмечается следующее: “когда ему было 14 лет, директор Коллегиума прислал матери письмо, в котором просил ее как можно скорее приехать к сыну. Оноре (писатель) был одержим странной болезнью, похожею на лунатизм: он как будто спал с открытыми глазами, часто не слыхал, что ему говорят, и чрезвычайно похудел. Доктор не мог понять болезнь: его взяли вскоре домой для поправки здоровья”.

Ницше-Больным ребенком, как физически, так и психически родился также и Ницше. То обстоятельство, что в два с половиной лет ребенок-Ницше произнес только первое слово, говорит не только о запоздалом развитии ребенка, но и о том тяжелом наследственном недуге Ницше, который впоследствии послужил причиной катастрофы его психической жизни. Уже с детских лет Ницше-- нервный ребенок. Он страдал жесточайшими головными болями.
Эти жестокие головные боли были чрезвычайно болезненны и длительны: они продолжались будто по плд года (по словам Мебиуса).

Ньютон-О физическом здоровье Ньютона биографом отмечается следующее: “При рождении был так мал и слаб, что его мать говорила, что его можно поместить в кружку (quartglass).С большим трудом его выростили и весьма мало надежд было на то, что это будет жизнеспособный ребенок. Несомненно он был очень болезненный ребенок. Плохо учился в школе.

Наполеон-Болезненный ребенок. С детства был подвержен патологическим вспышкам гнева, доходившим до бешенства. Точно так же уже с детства начались у него судорожные припадки. Так однажды в школе он был подвержен наказанию за какую то провинность. Это на него так подействовало, что с ним случился судорожный припадок. Начальник школы принужден был из-за этого снять с него наказание.

Кеплер-“Хилый, слабый, болезненный ребенок, настолько, что его болезнь мешала ему учиться,- говорит биограф, - и была крестом его жизни”.

Галлер (Haller)-Болезненный слабый ребенок. Страдает рахитом.

Тургенев-О физической дефективности Тургенева свидетельствуют также следующие данные: “У меня кости черепа так тонки,- говорит Тургенев, - что если кто из товарищей хлопнет по голове—мне делалось дурно” . После, будучи взрослым, он говорил Полонскому: “Дотронься до моего темени—у меня до сих пор не срослись кости черепа”. И, действительно, впоследствии, после смерти, когда вскрывали тело Тургенева в 1883 году в Буживале (во Франции), секционными данными было подтверждено, что кости черепа были так истончены, что при нажиме гнулись под пальцами, как тонкая пластинка. Если вспомнить к этому еще те обстоятельства, что Тургенев-ребенок отличался непропорционально большой головой, и что посмертные данные веса мозга Тургенева дали большой вес—сравнительно, то нет сомнения в том, что Тургенев в детские годы страдал каким-то хронически болезненным процессом, вызвавшим эти уклонения от нормы.

Альфиери-С юности страдал “расстройством лимфатической системы". Болезненный и слабый ребенок, подверженный судорогам и психическим ненормальностям. В 8 лет у него уже отмечается первый приступ меланхолии. В этом состоянии он делает попытку отравиться, но неудачно. Эти депрессии неоднократно повторяются затем опять. В состоянии такой же депрессии 19 лет он снова покушается на самоубийство.

Писарев-Биограф отмечает Писарева также ребенком слабым, болезненным, “физически дряхлым” и серьезным не по летам. “Труслив и пуглив и нервен, постоянно нюнил” . Плаксив. Достаточно было самого незначительного повода, чтоб он начал плакать. Плакал каждый день. Отец сек его за плаксивость. Когда отец появлялся на его крик, ребенок Писарев кричал умоляюще: “папа, секи, секи, только не больно”. |

Спенсер-Слабое и хилое здоровье Спенсера заставило его родителей взять его из школы, вскоре же после поступления туда. Маленький Спенсер не обнаруживал никаких способностей к предметам, которые требовали памяти (языки, история).

Лермонтов.-Болезненный ребенок. В детстве страдал какой-то длительной и тяжелой болезнью, которая, по-видимому, наложила отпечаток на всю его жизнь. Как это страдание отразилось на его душевней жизни, Лермонтов дает понять в описании детства Саши Арбенина: "болезнь, - говорит он там - имела важные следствия и странныя влияния и на ум и характер Саши: он выучился думать. Лишенный возможности развлекаться обыкновенными забавами детей, он начал искать их в самом себе. Воображение стало для него новой игрушкой. В продолжении мучительных бессонниц, задыхаясь между горячих подушек, он привыкал побеждать страдания тела, увлекаясь грезами души”... Чтоб поправить здоровье больного внука, бабушка Лермонтова возила его на одиннадцатом году на Кавказ. Он был ребенок чрезвычайно замкнутый, необщительный, к людям относился с презрением, чем отталкивал от себя окружающих.

Эмерсон-Болезненным ребенком рос также и Эмерсон. Психическая ненормальность, замкнутость были присущи и ему: он. был сильно отягощен наследственностью.

Гоголь.-В отношении физического здоровья Гоголь уже ребенком представлял тип астеника. Впалая грудь, узкая грудная клетка с узкими плечами, худощавый, болезненный, физически слабый, он никогда не имел здорового и свежего цвета лица. Лицо всегда вытянутое, нос длинный. Биограф Шенрок говорит про него: “он был болезненный ребенок. Лицо его было какое-то прозрачное, он сильно страдал от золотухи, из ушей у него текло". Также и в психическом отношении Гоголь еще с раннего детства проявлял много психических анормальностей, которые впоследствии развились в настоящую душевную болезнь.

Чехов-За большую голову, по пропорции не соответствующую его небольшой фигуре, товарищи по школе прозвали его “головастиком” или “бомбой”. В психическом отношении Чехов был мальчик “вяловатый” и “сыроватый” (как его характеризуют близко знавшие его). Помимо этого, это был мальчик замкнутый, малообщительный и выглядел “букой”. К играм с детьми его не тянуло, и он оставался в стороне. Ни детской резвости, ни подвижности в нем совсем не было. Также учился плоховато.

Адам Смит-Адам Смит рос также слабым болезненным ребенком. Уже с детских лет отличался психическими ненормальностями: "был баснословно рассеян, временами до того забывался, что разговаривал сам с собой; эта привычка сохранилась у него на всю жигнь”. Также сторонился от всяких детских игр своих сверстников. Несомненно, мы здесь также имеем дело с ненормально замкнутым ребенком, выходящим за пределы нормального аутизма детей.

Джемc Уатт-С самых малых лет отличался слабым и хилым здоровьем. С самого раннего возраста страдал ужасными головными болями, причинявшими ему не мало страданий впоследствии и в зрелые годы. Ребенком он был чрезвычайно замкнут, рассеян, “склонен совершенно забываться в своих собственных мыслях” (как говорит биограф). “Когда головные боли начинали его мучить, он становился молчалив и придирчив, всем недоволен и уходил куда-нибудь в поле или в горы”. К 14 годам его болезнь (и головные боли, в частности) очень мешала систематическому образованию мальчика и отрывала его от правильных школьных занятий. Его товарищи по школе утверждали, что он в школе не только не считался успешным учеником, а наоборот, — “туповатым” и очень медлительным.

Шелли-“Болезненный, с хрупким здоровьем ребенок”. Болезненность его особенно сказывалась в нервно-психической организации Шелли, которая представляла собой “комок дрожащих нервов” (по словам окружающих). Вследствие этого он в школе считался ненормальным ребенком, и его называли “сумасшедший Шелли”. Он отличался странностями и был подвержен галлюцинациям.

Чаттертон характеризуется также биографами как натура с резко выраженными ненормальностями психики: необычайно возбужденный, импульсивный характер, с ранней юности склонный к самоубийству.

Мальтус родился с заячьей губой, вследствие чего страдал всю жизнь плохим, невнятным произношением.
Попэ Вследствие своей болезненности был уродлив, постоянно ребенком страдал головными болями.
Бентам Был карлик ростом, говорил о себе, что у него совершенно не было икр.
Мирабо По словам биографа, родился “с искривленной ногой и приросшим языком с двумя образовавшимися зубами”.
Руссо Болезненный от рождения, Ж. Ж. Руссо страдал помимо всего гипоспадией.
Болезненными детьми отмечаются биографами также и следующие великие и замечательные люди (причем, выражения — “слабый ребенок”, “хрупкое здоровье”, “хилый и болезненный” — суть выражения обычные и весьма частые):Марк Аврелий.Кардан.Виктор Гюго.Григорович.Гельмгольц.Кеплер.Джордж Элиот.Лист.Бэкон.Паскаль.Декарт.
Локк.Попэ.Флаксман.Моцарт.Глинка.Бланки. Загоскин.Бородин.Микель Анджело.Леонарди.Батрон.Шиллер.Пристли.
Спиноза.Демосфен.Кант.Вольтер.Надсон.Даргомыжский.Диккенс.Белинский.Монтескье.Дарвин.Гейне.Даламбер .Фенелон.
Кернер.Вальтгр-Скотт.Сенека.Стефенсон.
Приведенный здесь список примеров болезненности детского возраста не есть исчерпывающий список, и также не есть специально подобранный список. Чиотатель может этот список продолжить без конца, если он захочет проверить. Но, повторяем — для этого он должен брать материалом не биографии льстивых биографов, цель которых дать читателю разукрашенный образ героя. Он должен взять материалом те биографические первоисточники, где факты констатируются в целях сбъективного исследования в неприкрашенном виде

Источники: http://pathographia.narod.ru/index.htm
http://www.psyche.ru/catalog/is1/element.php?ID=1297
http://www.trud.ru/article/2003/06/19/zagadka_genialnosti.html
http://vivovoco.ibmh.msk.su/VV/PAPERS/MEN/GEN_BRAIN.HTM
http://www.psychiatry.ru/lib_show.php?id=114


 
Original_British_BoyДата: Понедельник, 05.10.2009, 19:11 | Сообщение # 2
Мастер слова. Лауреат литературных конкурсов.
Группа: Проверенные
Сообщений: 1045
Награды: 13
Репутация: 21
Статус: Offline
Скажите, Гении от Бога или Гением может быть каждый из нас, в зависимости от того как мы используем ресурсы своего мозга и случай?

Мам, мне уже 15 лет, можно я буду ходить на каблуках, в мини-юбке и краситься? - Ну, не знаю, сынок , не знаю...
 
gornostaykaДата: Понедельник, 05.10.2009, 19:37 | Сообщение # 3
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Кто-то из великих сказал, что гений = это терпение. Один процент талант и 99 труда. Но талант-то от Бога.

 
gornostaykaДата: Вторник, 06.10.2009, 20:50 | Сообщение # 4
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Гении и аутсайдеры

Что общего у Билла Гейтса, звезд спорта и группы «Битлз»? Природная одаренность и личные качества-да, а еще они родились в нужное время, в нужном месте, не отмахнулись от возможностей и работали в поте лица. «То, что мы называем талантом, является результатом сложного переплетения способностей, благоприятных возможностей и случайно полученного преимущества», - пишет Малкольм Гладуэлл в книге «Гении и аутсайдеры».
Выдержки из книги, а также ссылка на эл. варант книги под катом. Факты, приведенные на страницах книги, пишет Гладуэлл, подтверждают, что успеха добиваются те, кому выпал счастливый билет, а многим и не один, но все полученные возможности, по сути, сводятся к одной - к возможности работать усерднее всех остальных.

В начале 1990-х гг. психолог Андерс Эриксон вместе с двумя коллегами провел исследование в Академии музыки в Берлине. С помощью преподавателей студентов-скрипачей разделили на три группы. В первую вошли звезды, потенциальные солисты мирового класса. Во вторую - те, кого оценили как «перспективных». В третью- студенты, которые вряд ли могли бы стать профессиональными музыкантами, в лучшем случае - учителями музыки в средней школе. Всем участникам задали один вопрос: сколько часов вы практиковались с того момента, когда впервые взяли в руки скрипку, и до сегодняшнего дня? Почти все участники начали играть примерно в одном возрасте - лет в пять. В течение первых нескольких лет все упражнялись приблизительно одинаково - около двух-трех часов в неделю. Но примерно с восьми лет стали проявляться различия. Студенты, считавшиеся лучшими в классе, упражнялись больше всех остальных: к девяти годам по шесть часов в неделю; к 12 по восемь часов; к 14 по 16, и так до 20 лет, когда они стали заниматься - то есть целенаправленно и сосредоточенно совершенствовать свое мастерство - более чем по 30 часов в неделю. Таким образом, к 20 годам у лучших студентов в общей сумме набиралось до 10 000 часов занятий. У средних студентов количество часов составляло 8000, а будущие учителя музыки репетировали не более 4000 часов. После этого Эриксон с коллегами сравнили профессиональных пианистов и пианистов-любителей. Была выявлена аналогичная закономерность. В детстве любители никогда не занимались более трех часов в неделю, поэтому к 20 годам общее количество часов практики составляло 2000. Профессионалы же, напротив, каждый год увеличивали продолжительность занятий, и к 20 годам каждый из них имел «в багаже» по 10 000 часов упражнений. Любопытен тот факт, что Эриксону с коллегами не удалось найти ни одного человека, который добился бы высокого уровня мастерства, не прикладывая особых усилий и упражняясь меньше сверстников. Не были выявлены и те, кто, вкалывая изо всех сил, так и не вырвались вперед просто потому, что не обладал нужными качествами. Опираясь на результаты этого исследования, можно было предположить, что людей, обладающих достаточными способностями, чтобы поступить в лучшее музыкальное учебное заведение, различало лишь то, насколько упорно они трудились. И все. И кстати сказать, лучшие студенты не просто работали больше, чем все остальные. Они работали гораздо, гораздо больше.

Эта мысль - о том, что достижение высокого уровня мастерства в сложных видах деятельности невозможно без определенного объема практики, - не раз высказывалась в исследованиях по профессиональной компетенции. Ученые даже вывели волшебное число, ведущее к мастерству: 10 000 часов. Невропатолог Даниель Левитин пишет: «Из многочисленных исследований вырисовывается следующая картина: о какой бы области ни шла речь, для достижения уровня мастерства, соразмерного со статусом эксперта мирового класса, требуется 10 000 часов практики. В исследованиях, объектами которых становились композиторы, б?аскетболисты, писатели, конькобежцы, пианисты, шахматисты, матерые преступники и так далее, это число встречается с удивительной регулярностью. Десять тысяч часов эквивалентны примерно трем часам практики в день, или двадцати часам в неделю на протяжении десяти лет. Это, разумеется, не объясняет, почему одним людям занятия идут на пользу больше, чем другим. Но пока еще никому не встретился случай, когда бы высочайший уровень мастерства достигался за меньшее время. Создается впечатление, что именно столько времени требуется мозгу, чтобы усвоить всю необходимую информацию». Это относится даже к тем людям, которые с детства считались чрезвычайно одаренными. Возьмем, к примеру, Моцарта, который, как известно, начал писать музыку в шесть лет. Вот что пишет в своей книге «Объяснение гениальности» (Genius Explained) психолог Майкл Хоув: «По сравнению с работами зрелых композиторов ранние произведения Моцарта не отличаются ничем выдающимся. Велика вероятность того, что они были написаны его отцом и в дальнейшем исправлялись. Многие детские произведения Вольфганга, такие как, скажем, первые семь концертов для фортепиано с оркестром, представляют собой по большей части компиляцию произведений других композиторов. Из концертов, полностью принадлежащих Моцарту, самый ранний, считающийся великим (No.9.K. 271), был написан им в двадцать один год. К этому времени Моцарт сочинял музыку уже десять лет».

Музыкальный критик Харольд Шонберг идет еще дальше. Моцарт, по его словам, «развился поздно», поскольку величайшие свои произведения он создал после 20 лет сочинения музыки.Чтобы стать гроссмейстером, также требуется около десяти лет. (Только легендарный Бобби Фишер пришел к этому почетному званию быстрее: у него на это ушло девять лет.) А что такое десять лет? Примерно на такой период растягиваются 10 000 часов интенсивного обучения. Эти 10 000 часов - волшебное число величайшего мастерства. Надо отметить и еще одну интересную деталь: 10 000 часов - это очень-очень много. Молодые люди не в состоянии в одиночку наработать такое количество часов. Нужны поддержка и помощь родителей. И ты не можешь быть бедным, ведь если тебе придется подрабатывать, чтобы свести концы с концами, у тебя не останется времени на интенсивные занятия. Большинство людей нарабатывают такое огромное количество часов только благодаря участию в специальных программах - вроде команды «все звезды» - или же благодаря каким-то особым возможностям, позволяющим им полностью отдаваться обучению. Если сложить вместе истории хоккеистов, музыкантов из группы «Битлз», Билла Джоя и Билла Гейтса, то картина пути к успеху проясняется. Джой, Гейтс и «Битлз», бесспорно, очень талантливы. Леннон и Маккартни обладали редким музыкальным даром, а Билл Джой сумел разработать сложнейший алгоритм полета мухи и тем самым привел своих профессоров в неописуемый восторг. Все это очевидно. Весомой составляющей их таланта, помимо природных способностей к музыке или математике, было еще и желание. «Битлз» были готовы играть по восемь часов семь дней в неделю. Билл Джой был готов программировать ночами напролет. Большинство из нас на его месте отправились бы домой спать. Другими словами, ключевым фактором талантливости является способность работать часами - до того момента, когда уже трудно разобрать, где заканчиваются природные способности и начинается готовность вкалывать. В следующей главе я остановлюсь на этом вопросе подробнее, потому что наше ложное понимание природы успеха во многом объясняется тем чрезмерным значением, которое мы придаем врожденным способностям.

Но еще более важным фактором являются благоприятные возможности. И этот элемент уравнения нами недооценивается. «Битлз» получили приглашение в Гамбург по чистой случайности. Не будь этого приглашения, они вполне могли бы выбрать иной путь. «Мне крупно повезло», - признался Билл Гейтс в начале нашего интервью. Это признание вовсе не умаляет его блестящих способностей. Оно лишь доказывает, что он прекрасно понимает, как ему повезло оказаться в «Лейксайде» в 1968 г. На долю всех особенных людей, чьи истории мы рассмотрели, выпали уникальные возможности. Вот что самое примечательное! Применительно к миллиардерам, сделавшим состояние на программном обеспечении, рок-группам и звездам спорта счастливые случаи представляются скорее правилом, нежели исключением. Для установления взаимосвязи между результатами IQ-теста вроде матриц Равена и жизненным успехом были проведены много­ численные исследования. Люди с показателями в нижней части шкалы, ниже 70 баллов, считаются умственно несостоятельными. Средний показатель— 100 баллов; примерно столько нужно на­ брать для поступления в колледж. Для сдачи довольно сложных экзаменов в аспирантуру вам придется набрать по меньшей мере баллов 115. В общем и целом, чем выше коэффициент, тем больше вы будете учиться, тем, вероятно, больше денег будете зарабатывать и — хотите верьте, хотите нет — дольше проживете. Но тут как раз и кроется ловушка. Связь между успехом и коэф­фициентом интеллекта существует лишь до определенного уровня. По достижении IQ примерно в 120 баллов все последующие допол­нительные баллы не приносят весомого преимущества в жизни.«Доказано, что человек с IQ в 170 соображает все-таки лучше, чем человек с IQ в 70,—писал британский психолог Лайам Хадсон.— Это верно и тогда, когда сравниваются более близкие числа, скажем, IQ в 100 и 130. Но при сравнении людей с высоким коэффи­циентом интеллекта это правило теряет свою силу..Состоявшийся ученый с IQ в 130 имеет такой же шанс получить Нобелевскую премию, как и ученый с IQ в 180».

Другими словами, по мнению Хадсона, значение IQ равно­ сильно значению роста в баскетболе. Разве у человека ростом 167 см есть реальная перспектива стать профессиональным игроком? Нет. Чтобы хотя бы задумываться о карьере профессионального баскет­болиста, нужно иметь рост не менее 183 или 185 см. А при прочих равных условиях 187 см лучше 185 см и 189 см лучше 187 см. Но после определенного уровня сантиметры уже перестают играть существенную роль. Баскетболист ростом в 203 см не является по умолчанию лучшим игроком, чем тот, кто ниже его на несколько сантиметров.(В конце концов, рост Майкла Джордана, величай­шего игрока всех времен, равнялся 198 см.Баскетболисту нужно
лишь быть достаточно высоким — то же самое относится и к ин­теллекту.В телешоу «Один против ста» сообщалось, что коэффициент умственного развития Эйнштейна равнялся 150, а Лангана — 195. То есть его IQ на 30% выше IQ Эйнштейна, но никто при этом не со­бирается утверждать, что Ланган на 30% умнее великого ученого. Это же просто смешно. Можно лишь сказать, что в объективно сложных областях, таких как, например, физика, они оба, вне всяких сомне­ний, достаточно умны . Однако идея о том, что IQ имеет некую пороговую величину, противоречит нашим убеждениям. Мы привыкли полагать, будто, скажем, лауреаты Нобелевской премии обладают самым высоким интеллектом, какой только возможен; будто они набирали макси­мальное количество баллов на вступительных экзаменах в колледж,выигрывали все мыслимые стипендии и демонстрировали в средней школе такие блестящие таланты, что за ними охотились самые пре­стижные университеты страны. Давайте еще немного разовьем концепцию пороговой величины. Если интеллект имеет значение лишь до определенного уровня, то дальше решающую роль начинают играть другие факторы, никак не связанные с интеллектом.

Особое умение, позволяющее избежать наказания за попытку убий­ства или убедить профессора перевести вас на дневное отделение, психолог Роберт Стернберг окрестил практическим интеллектом. Под практическим интеллектом Стернберг понимает «знание того, что, когда и кому сказать, а также знание того, как с помощью этих слов добиться максимальных результатов». Это прикладное поня­тие, знание того, как выполнять то или иное действие, не отдавая себе отчета в том, откуда вы это знаете, и будучи не в состоянии объяснить это. Практический интеллект практичен но своей сути: это не знания ради самих знаний, это знания, которые помогают вам ориентироваться в жизненных ситуациях и добиваться желаемого. И самое главное, этот тип интеллекта кардинально отличается от аналитических способностей, измеряемых IQ. Оперируя научными терминами, можно сказать, что общий интеллект и практический интеллект ортогональны по отношению друг к другу: наличие одного не подразумевает обязательного наличия другого. Вы можете обладать аналитическим интеллектом, не имея при этом интеллекта практического, и наоборот. А можете, если вам повезло, как Роберту Оппенгеймеру, похвастаться
и тем и другим. Откуда же берется этот самый практический интеллект? Мы мо­жем проследить истоки аналитического интеллекта. Он обуслов­лен—по крайней мере, частично—генами. Крис Ланган начал говорить в шесть месяцев. В три года самостоятельно научился чи­тать. Он родился умным. IQ— это критерий оценки врожденных способностей. А вот бытовая сообразительность—это знания, а точнее, умения, которыми нужно овладеть. Они должны сформи­роваться под внешним влиянием, и влияние это, как правило, ока­зывает семья.

Историк Дэвид Аркуш провел сравнение китайских и русских пословиц, и разница между ними производит поразительное впе­чатление. «Бог не даст—и земля не родит»— вот типичная рус­ская пословица. Она отражает фатализм и пессимизм, характерные для репрессивной феодальной системы, при которой крестьяне не верили в эффективность собственного труда. С другой стороны, пишет Аркуш, китайские пословицы поражают верой в то, что «упорный труд, грамотное планирование и уверенность в собствен­ных силах или взаимодействие с небольшой группой со временем принесут награду». Вот что говорили друг другу бедные крестьяне, 3000 часов в году вкалывавшие под палящим солнцем на заболоченных рисовых полях(которые, кстати сказать, кишат пиявками) :«Без крови и пота нет пищи»; «Зимой ленивый человек замерзнет до смерти»; «Крестьяне трудятся, все время трудятся; а если они не будут трудиться, откуда возьмется зерно, когда наступит зима?»; «Не ждите пищу с небес; надейтесь на свои две руки, несущие тяжесть»; «Бесполезно просить об урожае, он зависит от тяжкого труда и от удобрения»; «Если человек упорно трудится, земля тоже не будет ле­ниться». И наконец, самая выразительная из всех: «Семья человека, который круглый год встает до зари, бедство­вать не будет». И это не отвлеченное суждение об азиатской культуре. В любом колледже вам подтвердят, что азиатские студенты всегда уходят из библиотеки позже всех.

Билла Гейтса в детстве нельзя было оторвать от монитора. Как и Билла Джоя. В Гамбурге группа «Битлз» выступала в общей сложности несколько тысяч ча­сов. Джо Флом годами шлифовал свое мастерство, проводя слияния компаний, прежде чем на его долю выпал шанс. Успешные люди трудятся не покладая рук, поэтому культура, сформировавшаяся на рисовых нолях, гениальна тем, что помогала узреть смысл в тяготах и бедности всем, кто работал на земле. Этот урок сослужил азиатам хорошую службу во многих областях,
но ни в одной не пригодился так, как в математике. В азиатских школах нет та­ких длительных летних каникул. И это объяснимо. Народы, которые верят в то, что успех обеспечен тому, кто 365 дней в году встает до зари, вряд ли позволят своим детям отдыхать три месяца подряд. Продолжительность учебного года составляет в США в среднем 180, а в Южной Корее— 220 дней. В Японии школьники учатся в совокупности 243 дня. В тест, ко­ торый предлагался выпускникам школ по всему миру, был включен вопрос о том, сколько заданий по алгебре, геометрии и исчислению были взяты из тем, ранее изучавшихся в школе. Ответ японских двенадцатиклассников: 92%. Вот она — конкретная польза от учеб­ного года длиной в 243 дня. У вас есть достаточно времени на то, чтобы выучить все, что положено, и меньше времени, чтобы все это забыть. Для сравнения: ответ американских двенадцатиклассников: 54%.

Формально особенных можно определить как людей,чья жизнь выходит за общепринятые рамки,—они являются исключением из всех правил. На первый взгляд кажется, что так и появляются гении, миллионеры и звездные спортсмены. Но их истинная сущ­ность кроется в том, что они вовсе не являются особенными. Даже самые выдающиеся из нас крепко связаны с собственной историей и обществом—и это не может не будоражить воображение. Се­креты успеха можно раскрыть и воспроизвести. Присмотревшись повнимательнее к азиатам, вы увидите не нацию гениев, достигших невообразимых высот в математике, а сообщество людей, которым повезло получить в наследство умение усердно трудиться. Мы все можем усердно трудиться.

Скачать книгу: гении.PDF

и здесь- http://www.onlinedisk.ru/file/234970/
За возможность скачать книгу спасибо ресурсу www.infanata.org.
Всевидящее Око

tp://nedorazvmenie.livejournal.com/1059527.html


 
gornostaykaДата: Суббота, 20.03.2010, 22:18 | Сообщение # 5
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
КАК "ПРИРУЧИТЬ" КРЕАТИВНОСТЬ?

Александр ВОЛКОВ

Эйнштейн называл неведомую силу, увлекавшую его к очередному прозрению, интуицией. Другие говорят о вдохновении, творческом даре или креативности. В общем, речь идет о способности выдвигать новые, неожиданные идеи. Об «искре Божьей», что вспыхивает в голове человека и позволяет нарушить рутинный ход мыслей. О «хитроумии» — том качестве, которым был с избытком наделен Одиссей, главный «креативщик» нудно катившейся Троянской войны. Со времени его «ноу-хау» — деревянного коня с отрядом убийц в чреве — в сознании греков, а потом и других европейцев буквально отпечаталось, что творческие идеи приходят по наитию; их появление невозможно предсказать.
В наши дни, как и пару веков назад, еще популярны романтические представления о неземных гениях, далеких от будничных забот. «Великие страсти рождают великих людей» (В. Гюго). — «Поэту больше, чем кому-либо, нужны могущественные иллюзии, <…> он должен быть в тысяче вещей необыкновенным, а в некоторых даже безумным» (Д. Леопарди). Современные исследователи устали опровергать эти поэтические клише. Судьбы известных людей снова и снова подтверждают правоту Эдисона, отводившего гениям один процент вдохновения, а еще 99 процентов — труда.
В повседневной жизни — будь то в работе или увлечениях на досуге — многие, сами того не замечая, находят творческие идеи. Так нельзя ли «приручить» заложенный в нас дар? Благодаря оригинальным новшествам можно победить любые трудности. Тем выше спрос на креативность в наши дни, когда Европа и США уверенно преодолевают кризис, а Россия лихорадочно ищет пути выхода из него.

Присмотримся к работам ученых, стремящихся понять природу творчества. Начнем с банального утверждения. Творческие идеи зарождаются в голове человека. Но где именно? Может быть, один из отделов мозга ответствен за них?

Ответ оказался отрицательным. Томографические исследования свидетельствуют, что в нашем мозге нет «центра творчества». Любопытно другое. Судя по электроэнцефалограмме, мозг перед появлением неожиданной идеи немного сбавляет обороты — словно «готовится к прыжку». В одном темпе мы думаем, выполняя привычные задачи, а в другом — находим решение сложной проблемы, мучившей нас. В этот момент в головном мозге распространяются альфа-волны частотой 10—12 герц. Примерно то же наблюдается, когда человека просят сесть, расслабиться, закрыть глаза, и он погружается в полудрему. Вот тогда с ним и начинают «говорить боги». Но тут важен опыт мышления!
В эксперименте австрийского психолога Андреаса Финка участвовали две группы добровольцев. Одну составили опытные хореографы, вторую — люди, далекие от мира танго и румбы. Тех и других просили придумать необычный танец. Первые справились с заданием без труда. Они спокойно обдумывали движения танцоров, в то время как приборы фиксировали альфа-волны, медленно прокатывавшиеся по их мозгу. Участники из второй группы буквально «пыжились», пытаясь что-то вообразить; их мозг лихорадочно работал, а результат не впечатлял. Творческие идеи — это удел прежде всего профессионалов, которые досконально знают свое дело и потому легко находят оригинальные решения. Они их предлагают автоматически, одно за другим.

Исследователи различают пять стадий творческого мышления: подготовка, созревание идеи («инкубационный период»), миг озарения, оценка идеи, ее применение.


 
gornostaykaДата: Суббота, 20.03.2010, 23:09 | Сообщение # 6
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Готовясь, собирая информацию, мы строим «трамплин», от которого оттолкнемся, чтобы взмыть ввысь, найти виртуозное решение. И вот в какой-то момент эта цель увлекает наше подсознание. Что-то совершается в нас. Нам остается лишь не мешать тому, что происходит. Стать листом бумаги, на котором проступят таинственные знаки. Психологи, занятые проблемами творчества, рекомендуют на время отступиться от задачи, которая не дается вам. Перестать размышлять. Успокоиться (прибор фиксирует альфа-волны). Заняться чем-то посторонним. Покормить рыбок ваквариуме. Поиграть компьютерной мышкой. А потом подняться с дивана и все понять!
Инкубационный период может длиться в экспериментах часами, а в жизни — годами! Решение приходит внезапно, порой когда мы совсем этого не ждем. Генетик Джеймс Уотсон впервые представил себе двойную спираль ДНК, вволю наигравшись в теннис на корте Кембриджского университета. Дмитрий Менделеев увидел во сне свою Периодическую таблицу, от которой теперь, как от кошмара, вздрагивают нерадивые школьники. Прозрение пришло во сне и к австрийскому физиологу Отто Леви, открывшему химическую природу передачи нервных возбуждений (Нобелевская премия 1936 года).


 
gornostaykaДата: Суббота, 20.03.2010, 23:10 | Сообщение # 7
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Подлинное творчество невозможно без таких «передышек», когда в нашем мозгу бессознательно осмысливается информация, которую мы накопили, и формируются новые нейрональные сети. Конечно, подобная практика несовместима с офисной культурой. Та требует, чтобы мы 8 часов подряд изображали бурную деятельность, памятуя, что любая попытка заняться «пустяками» будет стоить нам дорого. Все бы так, но от постоянного напряжения ничего умного в голову не придет. Люди творческие в эту культуру просто не могут вписаться. Это — место и время посредственностей. Новые идеи не рождаются на заказ.
Итак, мы думаем — погружаемся почти в бессознательное состояние, Так небо затягивается облаками. Потом свет. Гром. «Эврика!» Сознание вдруг рассекает странная идея. Но именно она и нужна. Мы словно вяло шли в гору, споткнулись, скатились с обрыва — и вдруг неведомая сила подхватила нас, за плечами прорезались крылья, и весь оставшийся путь мы перелетели в одно мгновение, удивляясь тому, как раньше этого не придумали! Вот оно, озарение!

После этого включается интеллект. Надо обдумать блеснувшую в голове идею. Понять, насколько она ценна. А вдруг это ошибка? Найденное решение часто оказывается не совсем продуманным. Его надо подправить, но это уже дело техники.

Вообще же интеллект… не самое важное в творчестве. Еще в 1960-е годы ученые впервые исследовали его влияние на творческие способности. Выявилась любопытная вещь. Вплоть до IQ, равного 120, связь была очевидной. Дальше такой строгой корреляции не просматривалось. Этот вывод подтверждался впоследствии не раз(см. «З-С», 2/06).

«Похоже, если отбирать людей, руководствуясь лишь показателем их IQ, то они не будут так уж блистать оригинальностью своего мышления», — удивленно признают психологи. Избыток ума сковывает, внушает чувство собственной непогрешимости, не дает создать что-то действительно новое. Нет «царской дороги» к величию. Учеными, как и писателями, часто движет «энергия заблуждения, о которой любил говаривать Виктор Шкловский. «Путь путника, который ищет дороги в неведомое, много раз проходит по одной и той же земле, находит собственные следы, это его энергия заблуждения. <…> И есть <…> надежда, искра надежды, что энергия заблуждения будет радостью открытия».
Среди творческих натур и впрямь не так часто встречаются люди с коэффициентом интеллекта выше 120 баллов. Вундеркиндами их не назовешь. Подчас на них не обращали особого внимания в детстве — разве что родители верили в то, что из их ребенка непременно что-то получится или отдельные учителя угадывали в нем необычайные способности. Зато подобные дети привыкали добиваться успеха, когда, казалось, все против них. Вывод прост: одних природных задатков недостаточно. Что еще нужно для творчества? Как не зарыть свой талант в землю?

И этот вывод покажется банальным, но его правоту подтверждают исследователи. Надо учиться! Увлеченно учиться! Возьмем, к примеру, Билла Гейтса. История о том, как он бросил университет, так и не получив диплома, известна многим. И часто вдохновляет молодых людей пренебрегать учебой, потому что «миллиардером можно стать и без этого». Но у всякой Life story есть своя преамбула.


 
gornostaykaДата: Суббота, 20.03.2010, 23:11 | Сообщение # 8
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
В школе Гейтс блистал на уроках математики, а в тринадцать лет увлекся программированием. Его родители постарались «придать огранку» этому природному дарованию. Седьмой класс он начал уже не в государственной школе, а в частной, где основал компьютерный клуб. Вскоре стал подрабатывать программистом в фирме, которой руководила мать одного из учеников, а затем — и в вычислительном центре местного университета. Тогда, в конце 1960-х годов, для молодогокомпьютерщика открывалась одна возможность за другой. Грешно было этим не воспользоваться. Он предпочел разрабатывать новую технологию вместо того, чтобы тратить время на усвоение чужого опыта.

И вот уже биография Гейтса, если ее проштудировать, становится не апологией тезиса «Знания не нужны, выручат лишь предприимчивость и напор — без этого не разбогатеть», а веским доводом в пользу противоположного подхода к воспитанию: «Важно с раннего детства обучать ребенка так, чтобы он намного опережал своих сверстников. Это позволит ему вовремя раскрыть свой талант — и, эксплуатируя его, добиваться успехов». В наше время кружки юных музыкантов и шахматистов, математиков и биологов принимают в свои ряды детей уже дошкольного возраста. Ребенку надо как можно раньше увлечься любимым делом.

Американский журналист Малкольм Гладуэлл (осенью прошлого года журнал «Форбс» включил его в чиcло самых влиятельных «бизнес-гуру») в своем бестселлере «Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?» (русский перевод уже издан) обратил внимание на то, что на людей, добивающихся успеха в творчестве, будь то научном или художественном, неизменно распространяется правило «10 тысяч часов».

Оно восходит к работе шведского психолога Андерса Эриксона и его немецких коллег Ральфа Крампе и Клеменса Теш-Ремера. В 1990-е годы они тестировали молодых скрипачей, в итоге разделив их на три группы: будущие звезды (их ждала блестящая сольная карьера), музыканты, которым придется выступать в симфоническом оркестре, и те, чьи амбиции ограничатся преподаванием музыки. Что же стало критерием? Только лишь природный талант? Оказалось, что судьбу молодых людей предопределил труд (виват, Эдисон!). «Звезды» вспыхивали раньше других детей — и больше их занимались музыкой. К двадцати годам они успевали провести со скрипкой в руках свыше 10 тысяч часов, накопив огромный «опыт работы по специальности» в том возрасте, когда многие только выбирают, чем заняться в жизни.

В своей книге Гладуэлл показал, что правило «10 тысяч часов» действует в любых сферах творчества, идет ли речь о шахматном гении Бобби Фишере, Билле Гейтсе или лидерах группы «Битлз». Без систематической, упорной работы ничего не добиться, пусть даже ребенка «поцеловал Бог». Зато справедливо — с важной оговоркой! — обратное. Если малыш талантлив, если он очень много занимается и вдобавок ему повезет, то он станет мастером своего дела, добьется успеха в жизни — успеха в том смысле, какой вкладывают в это слово в культурном обществе.

Только если будет прилежно трудиться и если ему повезет! Нельзя давать себе поблажки, в то время как другие могут лежать на диване, смотреть телевизор. Нет! Только труд. Каждый день, каждую неделю, каждый год. Лишь строгая самодисциплина позволит преодолеть барьер, отделяющий способного школьника от состоявшегося мастера. Но и этого недостаточно. Все остальное зависит от случайности! Даже судьба Билла Гейтса — «это счастливое стечение обстоятельств».

Еще одно наблюдение. «Ученики из Южной Кореи, Японии, Тайваня или Гонконга добиваются куда больших успехов в математике, чем европейцы (см. «З-С», 10/09). Этому давно ищут объяснение. Я думаю, что разгадка кроется в настрое азиатских школьников, их настойчивости. Они твердо верят, что все сложится хорошо, если они будут упорно работать, — отмечает Гладуэлл. — На Западе же дети чаще всего думают, что математике могут научиться лишь те, у кого есть способности. Врожденные способности».

Итак, чтобы добиваться творческих успехов, подчеркивают исследователи, надо быть не «гением, говорящим с богами», а «личностью». Но что вкладывается в это понятие?

Широкую известность на Западе получила книга «Креативность» американского психолога Михая Чиксентмихайи. Представленный в ней анализ биографий известных людей позволяет выявить личностные характеристики, которые помогли им в жизни. По большей части, это те качества, что мешают нашим талантливым людям вписаться в безликую офисно-корпоративную культуру, распространившуюся по городам России, как плесень, в «нулевые годы». Вот эти качества: свобода и гибкость мышления, нонконформизм, независимое поведение, широкий диапазон интересов, любопытство ко всему новому, необычному, всегдашняя готовность к риску. Человек творческий — это сложная личность, буквально сотканная из противоположностей. Он легко впадает из одной крайности в другую.

Творческие люди обладают поразительной энергетикой, но в то же время умеют держать себя в руках, сохранять спокойствие и некоторую расслабленность. Их энергичность не имеет ничего общего с нервозностью.

Железная дисциплина сочетается в них с детской непосредственностью, чувство долга — с готовностью нарушить любые каноны.

Они по своей природе — бунтари, но прежде чем ниспровергать традиции в той сфере творчества, которую избрали, тщательно и глубоко изучают сделанное предшественниками.

Честолюбие причудливо уживается в них со скромностью. Они, скорее, кажутся приземленными упрямцами, чем неистовыми мечтателями. Скептично относятся к себе вместо того, чтобы самозабвенно гордиться. «Я пел бы в пламенном бреду, я забывался бы в чаду нестройных, чудных грез» — это не о них сказано.

Одиноким умствованиям они предпочитают разговоры с коллегами, обмен идеями. «Наука — дело компанейское», — сказал как-то один из наиболее известных современных физиков Фриман Дайсон.


 
gornostaykaДата: Суббота, 20.03.2010, 23:13 | Сообщение # 9
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Для творческих людей характерна манера связывать воедино совершенно разнородные впечатления. Известно, что американский художник Сэмюэл Морзе, увлеченный идеей передачи электрических сигналов на расстояние, важнейший шаг к ее осуществлению сделал… наблюдая за тем, как меняют лошадей на почтовой станции. Тогда он и задумался о создании сети релейных станций, на которых сигналы будут усиливаться. Немецкий химик Фридрих Август Кекуле во сне увидел гнездо змей, каждая из которых кусала другую за хвост. Сон был «вещим», обернувшись наяву циклической формулой бензола. Так были заложены основы органической химии. В моей голове, признавался Анри Пуанкаре, идеи кружат, словно молекулы газа, кружат и «сталкиваются, пока не возникает новая пара».

Недаром психологи уверены, что компьютер никогда не сравнится с человеком, ведь у него отсутствует основа творческого мышления — принцип случайности. Мы все — «великие комбинаторы». Мы впитываем чужие идеи и теории; прочитанные книги странно сплетаются в наших головах, образуя «информационные узоры» — комбинации, столь же уникальные, как отпечатки пальцев.

У творческих натур очень развито ассоциативное мышление. У них в голове царит настоящий хаос, «сумбур вместо музыки», который и позволяет создавать ни на что не похожие произведения или экстравагантные теории. Если мозг посредственности — это фотокамера, которая четко фиксирует все вокруг, то мозг человека талантливого все перекрашивает, перерисовывает. Вещество идей причудливыми узорами покрывает убогий каркас фактов.

Но едва ли не такой же хаос царит в головах шизофреников, как показала в своем исследовании психолог из Гарвардского университета Шелли Карсон. Она изучала процессы латентного торможения в головном мозге. Благодаря им мозг блокирует различные мысли и смутные ассоциации, которые, исходя из опыта, кажутся неважными. У шизофреников это торможение очень ослаблено, поэтому они «несут всякий бред». Но блокировка «пустячных мыслей» нарушена и в голове человека творческого. Его ум поражает своей искрометностью. Он буквально разбрасывается идеями (и некоторые могут показаться бредовыми). Этот же дефицит латентного торможения обуславливает и еще одну особенность человека творческого — его открытость к новым впечатлениям, интерес ко всему необычному. Это помогает ему экспериментировать, менять точку зрения на те или иные предметы.

Можно ли назвать творческих людей счастливцами? Это как смотреть на них. Пожалуй, по-настоящему они счастливы, когда целиком погружаются в работу. Чиксентмихайи назвал подобное состояние «flow», «поток». Подхваченный «потоком», человек забывает о времени, о том, где находится, о назначенных встречах, обеде, сне. Он не чувствует усталости. Главной наградой для него становятся не слава и деньги, а сам процесс, та душевная радость, которую доводится пережить, создавая что-то новое. «Подобное чувство не сравнимо с теми ощущениями, которые испытывает человек, когда принимает наркотики или алкоголь или гонится за другими удовольствиями, предлагаемыми современным обществом потребления», — пишет Чиксентмихайи.


 
gornostaykaДата: Суббота, 20.03.2010, 23:13 | Сообщение # 10
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
И эти ощущения — в той или иной мере — может испытать каждый. Творчество — это не удел лишь нобелевских лауреатов, а говорить о креативности позволено не только «образованным министрам». Каждый может найти себе сферу интересов — то, к чему душа лежит. Дом, семья, хобби, любимая работа — искра творчества готова вспыхнуть всюду. Наша жизнь всегда может стать интереснее, наполниться смыслом, если перестать жить по указке других, а открыть в себе СВОЙ — неповторимый — дар.

Ряд недавних исследований позволяет понять отдельные практические аспекты творчества.

Работа психолога Терезы Амабайле из Гарвардской школы бизнеса носит примечательное название — «Креативность под дулом пистолета». Объектами наблюдения стали почти две сотни научных работников, представлявших крупные американские компании. На протяжении нескольких месяцев они ежедневно заполняли анкеты, описывая прожитый день.

Нередко на работе царила очень напряженная обстановка. «Настоящий творческий прорыв» — считали сами участники опроса. «К сожалению, из дневников, которые они вели, явствует, что они заблуждались, так высоко оценивая этот день», — отмечает Амабайле. В этих нервозных условиях люди, скорее, изображали деятельность, чем добивались чего-то стоящего. Больше говорили об идеях, чем выдвигали их. Когда стресс достигал максимума, креативность снижалась почти наполовину. Лишь через два-три дня человек отходил от стресса.

Исследовательница прибегла к такому сравнению: «Под дулом пистолета креативность обычно не выживает». Суета и диктат — спутники беспомощности. В такой обстановке человек испытывает страх, а тот подавляет ассоциативное мышление — основу основ творчества. Люди, пребывающие в страхе (а, стало быть, несвободные люди), как показал в своих экспериментах уже другой исследователь — Клаус Фидлер из Гейдельбергского университета, неизменно придерживаются шаблонных схем; их идеи банальны; они склонны лишь повторять известные образцы, будучи не в силах породить ничего нового. Общество, охваченное страхом, перестает нормально развиваться. Творческая мысль цепенеет. Тоталитарный роман общества с властью на удивление прозаичен. Ничего одухотворяющего тут нет и не может быть.

Так, в ответ на ироничную фразу писателя Михаила Кураева — «И надо думать, не за горами тот день, когда ученые захотят собрать исследования по теме «Психические изменения при моральной дистрофии власти» — доносятся вести из научных лабораторий.

Распорядок дня влияет на творческие способности человека. Это засвидетельствовали итальянские ученые Марина Джампьетро и Гвидо Кавальера. В эксперименте, проведенном ими, участвовали более ста человек. Им предлагалось решать задачи, требовавшие оригинальности мышления, гибкости в выборе стратегии, а также тщательного анализа идей.

Лучше всех с заданиями справлялись «совы». Они увереннее чувствовали себя в нестандартных ситуациях. Оказывается, талантливые люди, как многие из нас догадывались, предпочитают не спать по ночам, а работать — творить! А вот пол и возраст участников не влияли на их способности. Так что оригинальность мышления и богатство фантазии сохраняются вплоть до глубокой старости.

Ученые давно подозревали, что пора сновидений — это время, когда наш мозг творчески переосмысляет пережитое. Так называемая стадия быстрых движений глаз (REM-сон) — это подлинный полет мысли. Отрешившись от оков сознания и отбрасывая ходули логики, на которых намучились передвигаться, мы решаем непосильные прежде проблемы. Разумеется, все это — лишь догадки, но вот недавнее исследование подтверждает, что ночные часы являются нашей творческой лабораторией.

«Утро вечера мудренее». Во сне мы действительно обдумываем задачи, с которыми не могли справиться наяву. Психологи из Калифорнийского университета, Сара Медник и Дениз Кай, впервые проверили эту гипотезу на добровольцах. Тех знакомили с заданием, а затем укладывали спать на 1 — 2,5 часа. Кто-то успевал лишь слегка вздремнуть; другие погружались в настоящий сон со сновидениями (в этот момент, судя по ЭЭГ, мозг спящего человека проявляет почти такую же активность, как мозг бодрствующего). Сновидцы и показали лучший результат. «Стадия быстрых движений глаз помогает повысить творческий потенциал», — отмечает Сара Медник. Ученые полагают, что в это время в головном мозге строятся новые нейрональные сети. Обрывки впечатлений, которые мы не успели осмыслить за день, соединяются с другими фрагментами — тем «мусором дней», что давно копился в памяти. Теперь, словно части разорванной записки, они составлены вместе. Вам надо только осмыслить этот текст, невнятный, как монолог пифии, и полный странной символики.

Практический же вывод таков. За любые проблемы лучше браться с вечера. Но только не напрягаться. Не усердствовать. Лишь ознакомиться, чтобы наутро — по какому-то наитию — знать, что надо делать, как поступить.

И вновь о коллективном труде. Нынешний кризис показал, что российский рынок жесток к людям старше 45 лет. Их избегают брать на работу. «Взрослым мужчинам и женщинам, родившимся в начале 60-х, — отмечает обозреватель газеты «Труд», — все сложнее встраиваться в команду молодняка, наводнившего офисы по всей стране». Подобная дискриминация — еще один пример недальновидной политики руководителей российских компаний. Исследования западных психологов показывают, что наибольших успехов добиваются те фирмы, где опыт гармонично сочетается с молодостью. «Чем более широк возрастной диапазон в команде, — отмечает руководитель одного из таких исследований, психолог из Дрезденского политехнического института Юлия Хох, — тем выше ее потенциал». Молодые сотрудники выдвигают творческие идеи, а их старшие коллеги — те, кого у нас списывают со счетов, — помогают реализовать задумки на практике, ведь у них есть необходимые для этого опыт и знания. Коллективы же, составленные только из молодых и амбициозных, чаще допускают ошибки и, как правило, проигрывают конкуренцию разновозрастным командам.

Многие творческие люди к тому же довольно непрактичны. У них нет ни времени, ни средств, чтобы реализовать свои идеи. А потому их изобретения остаются на бумаге, их открытия не известны широкой общественности. Проблема очень актуальна для современной российской науки. Идеи наших ученых у нас в стране не популяризуют, не воплощают в жизнь. Нам остается вспоминать на очередной «нобелевской неделе», кому еще не дали эту «премию премий». Минувшей осенью, например, Алексею Оловникову, выдвинувшему в 1971 году свою гипотезу о существовании механизма старения.

Иными словами: рядом с любым талантливым человеком должны быть единомышленники, те «рабочие лошадки», которые сделают все, чтобы идея, высказанная им, нашла свое воплощение и начала приносить прибыль. «Успешный инновационный процесс определяется не только людьми, которые выдвигают новаторские идеи, — отмечает немецкий географ-экономист Петер Мойсбургер. — Многое зависит еще и от умения убедить других в ценности своих идей, привлечь потенциальных инвесторов, разработать новые методы и технологии».

Из таких «могучих кучек», сплотившихся вокруг своего лидера, постепенно формируются крупные научные и художественные школы, а также промышленные компании, которым предстоит занять ведущее место на рынке технологий. Так рождается завтрашний день мировой экономики, науки, искусства. И от нашего нынешнего отношения к культуре и новаторским технологиям зависит, станет ли этот день светлым и радостным для России — или же доминировать в мире будут по-прежнему США, Китай, Германия. А мы… мы лишь продолжим пересчитывать премии, не полученные за открытия советских времен.

Природа не любит креативности

«Глупому на что ум: у него дума сдумана, работа сроблена». — «Что больше думать, то хуже». — «Долго думать — тому же быть». В этой народной мудрости есть своя правда. Ведь, с биологической точки зрения, творческие способности, как и инновации, — вещь очень рискованная. Отказываясь от привычной стратегии поведения, легко угодить к кому-нибудь на обед. В мире животных торжествует посредственность, а всякие выдумки — удел тех, кому, как ни глянь, все плохо придется.

«Не называйте меня хитрецом!» — под таким провокационным заголовком нидерландский этолог Симон Ридер несколько лет назад опубликовал статью на страницах журнала New Scientist. Основная ее идея проста, но парадоксальна. Человек выделяется среди других животных непропорционально большим объемом мозга. В ряду ослов, индюков и прочих умников с копытами и перьями он являет собой исключение. Большинство животных легко управляется со своими «куриными мозгами». И, может быть, такое креативное существо, как человек, это не венец творения, а ложная ветвь эволюции?

У животных есть два основных типа поведения. Обычно они реагируют на опасность инстинктивно — сразу убегают, замирают, прячутся. Если же пытаются размышлять, столкнувшись с чем-то неожиданным, например, с коварством человека, то часто не успевают спастись. Учиться на своих ошибках поздно, единожды став жертвой. Инстинктивное поведение имеет свои несомненные преимущества над любыми стратегиями, основанными на обучении, ведь тот же опыт приходит с поражениями, а в природе едва ли не каждая неудача — не слезы, а кровь, смерть. «Обучение отнимает много времени, и всегда есть риск совершить ошибку», которая для животного может оказаться роковой, отмечает Ридер.

Интеллект как фактор эволюции явно переоценен. Животные (а зачастую и люди) «берутся» за ум, как за соломинку, когда положение кажется безнадежным. Вот тогда они и начинают думать, хитрить — когда машинально спастись уже нельзя.

«На примере опытов с рыбками гуппи, — отмечает Ридер, — я убедился, что к инновациям, изобретательным трюкам и хитростям прибегают, как правило, небольшие, голодные рыбы, которым не удается справиться с конкурентами». Тут поневоле задумаешься. Нужда и голод научат. Сытое же брюхо, что у людей, что у гуппи, к ученью глухо. Люди тоже редко склонны менять свою жизнь, пока она катится ни шатко ни валко. Пока удается жить, как все. Только оказавшись в безвыходной ситуации, можно хоть что-то уразуметь, резко изменив образ жизни и стратегию поведения. Подобный кризис одновременно чреват и гибелью всерьез, и ошеломительным успехом.

Увы, глупость — это норма жизни. Ум пограничен; во всей своей красоте он расцветает там, где жизнь соприкасается со смертью. Ум — радикальное средство выживания в тех обстоятельствах, что оказываются выше человека, его привычного, узкого горизонта. Заботясь об «интеллектуальном воспитании детей», общество пополняеткасту «спасателей», которые вновь понадобятся, если разразится страшный кризис, война, революция. Когда же общество погружается в застой, эти умники сплошь и рядом оказываются невостребованными, превращаются в «лишних людей», которым остается лишьтосковать и ругать судьбу. Креативность в период застоя (вполне естественная фаза развития) становится проклятием творчески неординарных людей. Они рискуют в своем «горе от ума» дойти до полного безумия.

По сути, творческие способности относятся к числу вспомогательных средств, к которым прибегает особь, если проверенная стратегия поведения терпит неудачу. Сообразительные животные, к примеру, выигрывают, когда в их распоряжении оказываются новые, неизвестные прежде источники пищи. Они рискуют попробовать — и часто ходят сытыми. Но могут и отравиться. Или просто пища окажется для них неподходящей, и они только зря затратят силы на ее добывание.

Так что интеллектуальная история человечества — это история маргиналов и неудачников, которым иногда все-таки «везло» и они жили «в минуты роковые», когда их многочисленные таланты оказывались востребованы. В остальное время им приходилось прозябать или «сражаться с ветряными мельницами», не умея реализовать свои идеи, в которых никто пока не нуждался. Никто не хочет рисковать. Общество устроено так разумно и гармонично, что отвергает творческих людей до тех пор, пока кризис не станет очевидным, гибельным.

Источник: "Знание - Сила"

http://www.inauka.ru/analysis/article99882.html


 
AnchousДата: Понедельник, 22.03.2010, 17:04 | Сообщение # 11
Друг.
Группа: Модераторы
Сообщений: 72
Награды: 2
Репутация: 8
Статус: Offline
А я думала, Что писать целый день книги и творить одно и тоже. Как же тогда люди по книге в месяц пишут, ведь тоже надо выдумывать.

Всем привет!!!
 
Original_British_BoyДата: Вторник, 23.03.2010, 22:24 | Сообщение # 12
Мастер слова. Лауреат литературных конкурсов.
Группа: Проверенные
Сообщений: 1045
Награды: 13
Репутация: 21
Статус: Offline
Говоря о гениальности, хочу предложить работу Ч. Ламброзо - гениальность и помешательство. На самом деле очень интересный взгляд на природу гениальности. Масса интересной информации и куча полезных замечаний))) Вы гений или помешанный? Ламброзо даст вам ответ на этот вопрос)))

Мам, мне уже 15 лет, можно я буду ходить на каблуках, в мини-юбке и краситься? - Ну, не знаю, сынок , не знаю...
 
gornostaykaДата: Вторник, 23.03.2010, 22:35 | Сообщение # 13
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
В статье, которую я здесь поместила, показано, что норма - глупость! Что творческий человек, что сумасшедший строит ассоциативные связи, что обычному человеку недоступно. Только у сумасшедшего человека эти связи обрываются, не завершившись в логическую цепочку. Чем-то сумасшедший напоминает испорченный компьютер. Притом психически больные люди носятся со своей идеей, не спеша поделиться с другими и не воспринимают ничьего вмешательства. Творческий человек готов обсуждать свою идею!

 
gornostaykaДата: Четверг, 01.04.2010, 19:56 | Сообщение # 14
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Ода Перельману

С виду мужичок обыкновенный — в пиджачке, не бомж, не наркоман — взял да вывел формулу Вселенной русский математик Перельман. Вывел скромно, мелкими шагами, чтоб понять, как сделан этот мир. Показал ее старушке-маме и пошел на кухню пить кефир.

Формула далась ему не сразу — он к ней шел, как ежик сквозь туман. Целых двадцать лет ее, заразу, вывести пытался Перельман! Грыз гранит, как роет экскаватор, подбирался к ней издалека, мучил верный микрокалькулятор марки «Электроника МК». В формуле частей и скобок много: синус, тангенс, дельта, интеграл. В формуле была ошибка Бога (Перельман чинить ее не стал). Формулу найти мечтал бы каждый математик мира. Но она снилась Менделееву однажды (только тот не понял ни хрена). За нее отдать хоть жизнь, хоть почки обещал Эйнштейн. И он был рад отгадать три буквы в нижней строчке — те, что е = мс2.

Формула же всех процессов в мире, чтоб представить мог любой плебей: это где-то пятьдесят четыре метра интегралов и дробей. Если там подставить в логарифмы имя, телефон, объем груди, и еще чего-нибудь для рифмы вынести за скобки позади, сверху — GPS-координату, снизу — подпись, и число, и год… — то она покажет каждый атом! В смысле, что и где произойдет.

Если ж сократить ее безмерно, указав у формулы внутри, что пространство, как у нас, трехмерно, и константа Пи — примерно три, то для частной примитивной схемы в нашей галактической дыре формула рисует теоремы хоть Ферма, а хоть Паункаре. Этот-то пустяк по доброй воле Перельман и скинул в интернет, пререкаясь с анонимным троллем в чате «матанализ точка нет». И пошло… Закопошилась пресса. Крики «Гений!», «Бред!», «Мое, отдай!» (оказался тролль — большой профессор, как считает весь его Китай).

И уже наутро Перельману раздались звонки его коллег: мол, какие творческие планы? Допиши-ка восемь человек в авторы статейки по секрету. Ты ж в науке, не в монастыре. Мы ж все вместе доказали эту… как там, говоришь? Пуанкаре?

Отключив мобильник от эфира, телефону оборвав шнурок, Перельман собрался за кефиром. Хорошо, что посмотрел в глазок! У него за дверью прямо в метре — журналисты, поп, какой-то мент, да еще какой-то Виктор Петрик с транспарантом «выкуплю патент!», да еще налоговый инспектор, и отец Кирилл, и дед Пихто, да студент Раскольников с конспектом и какой-то штукой под пальто, контактеры, репортеры, дуры, почтальоны с кучей барахла, и Каспаров с шахматной фигурой в виде двухголового орла.

Все гудели и чего-то ждали. Перельман сказал: подите вон! И услышал: «Перельман, вам дали в институте Клэя миллион! Миллион! И в долларах! Его ведь — не засунешь целиком в карман! Мы пришли помочь его освоить! Если вы не против, Перельман».

«Нам — крестьянам!», — попросил Зюганов. «Нам — ученым!», — возразил студент. «Нам — на нано, нам на нано, нано!», — спели под гармошку поп и мент. И какой-то пьяный бомж в халате все хрипел и кашлял: «Гриша, бля! Мы ж с тобой учились на физмате! Дай на пиво два в шестой рубля?» А один, забравшись на ступеньки, громко объявил, как только мог: «ПЕРЕЛЬМАН СЕБЕ ОСТАВИТ ДЕНЬГИ!!!», — и давай подмигивать в глазок.

Перельман глазок заклеил скотчем. Тумбочкой подпер входную дверь. Сел за стол, решителен и точен, размышляя: как же быть теперь? Вынул карандаш обыкновенный, старый калькулятор вынул он и подставил в формулу Вселенной и себя, и этот миллион. Показала формула такое, что уже и верится с трудом: как он с мамой где-то под Москвою начал строить загородный дом. Газ, водопровод, скандалы, крики, взятки, просьбы, штрафы, местный суд. Как его дебильные таджики самосвалом две стены снесут. Как ему сидеть внутри машины, проклиная пробки по Москве. Как враги-коллеги режут шины в купленном для мамы БМВ. Как в ток-шоу «Есть ли Бог и Вера?» спорят с ним Малахов и Билан. Как он едет в лагерь Селигера пару лекций спеть под барабан. Как найдут внезапно кражу века и дадут ему условный срок: он же взял без кассового чека миллион, не уплатив налог. А Басманный суд накроет муза завести пятнадцать новых дел: что, читая лекции по ВУЗам, Перельман оттуда тырил мел. И примерно все в таком же роде — посадили, отобрали дом, а затем по формуле выходит сердце, два инсульта и дурдом… Перельман воскликнул: «Сгиньте, гады! Премия мне ваша не нужна! Есть кефир, а больше мне не надо! Быстро все пошли отсюда на!»

http://kaganov.f5.ru/post/215761


 
gornostaykaДата: Пятница, 22.10.2010, 20:29 | Сообщение # 15
Верховный маг форума.
Группа: Администратор
Сообщений: 5825
Награды: 26
Репутация: 46
Статус: Offline
Влияние воспитания на гениальность

Выдержки из книги "Гениальность и вырождение" немецкого психолога и психиатра В. Гирша , изданной в России в 1895 г., но актуальной и для нашего времени на тему "Влияние воспитания на гениальность": "Это общеизвестный факт, что чем выше ступень развития, на которой находится животное, тем беспомощнее и несамостоятельнее оно тотчас после рождения. Самый низший из животных видов, амёба, тотчас после своего происхождения, совершающего путём деления, обладает всеми свойствами и способностями, которые необходимы для её жизни и которых она вообще способна достигнуть. Чем выше порода, тем больше времени проходит после рождения, пока животное становится независимым и может самостоятельно заботиться о себе. Наивысше развитой род, млекопитающее, более нуждается в материнском питании, чем какое–либо другое существо. Наивысше организованное существо, человек, медленнее развивается и более нуждается в родительском уходе, чем какое–либо живое существо в мире. Между людьми быстрота индивидуального развития опять–таки находится в обратном отношении к общей культурной ступени, достигнутой данным народом. Дикие племена быстрее развиваются, чем дети цивилизованных наций; женщина скорее достигает телесной и духовной зрелости, чем мужчина.

Из этого следует, что быстрота развития вовсе не должна иметь решающего значения для дальнейших умственных способностей. Подобно тому как дитя, отличающееся в семь лет необыкновенно высоким ростом, не обязательно должно продолжать расти в таком же отношении, а впоследствии скорее даже может показаться малым, так и умственно рано развивающееся дитя может впоследствии и не обнаруживать особенно выдающихся умственных способностей. С другой стороны, дитя, сравнительно медленно развивающееся, может впоследствии удивить нас вполне хорошими способностями. Линней из–за любви к ботанике до того пренебрегал классическими занятиями, что его родители вследствие малоуспешности сына решили отдать его в учение к сапожнику, и если они этого не сделали, то лишь благодаря вмешательству врача, обратившего их внимание на талант мальчика. Ньютон в юности был очень склонен к мечтательству и долгое время был в школе последним.

Гораздо важнее быстроты умственного развития, на которое, к сожалению, тщеславные родители очень часто обращают слишком много внимания и, конечно, во вред детям, – гораздо важнее этого равномерность в развитии различных психических факторов. Как мы видели, при психическом вырождении дело идёт не всегда об общем уменьшении степени развития, а большей частью об отсутствии должной пропорции между различными психическими элементами, о расстройстве внутреннего равновесия. Правильное отношение влечений к задерживающему их интеллекту; равновесие между рассудочной и чувствующей жизнью; между волей, вниманием и бессознательной мозговой деятельностью, фантазией; сообразительность и память, гармонирующая с остальными духовными отправлениями; соответствующая этому ассоциирующая деятельность – всё это условия здоровой умственной деятельности. Солье поэтому справедливо замечает, что духовное состояние идиота нельзя сравнить ни с ребёнком, ни с животным, потому что у ребёнка и у животного умственные качества находятся в правильном отношении между собою и душевное проявление не представляет поэтому ничего болезненного.

Итак, задача рационального воспитания заключается в том, чтоб обратить главное внимание на равномерность психического развития. Особенно же должно следить за этим у детей, у которых уже от рождения замечается отсутствие психического равновесия. Существуют дети, у которых уже очень рано обнаруживаются сравнительно сильно выраженные влечения. У других детей дело идёт об особенно сильно развитой чувствительной жизни, о необыкновенно нежной душе. Если за такими детьми не присмотреть как следует, то их состояние, обыкновенно имеющее в себе нечто экзальтированное, легко может перейти в истерию. В противоположность этому мы находим детей со слабо развитыми чувствами, которых в обыденной жизни называют «холодными натурами». У третьих слабее развито внимание и т.п.

Какое влияние воспитание оказывает на развитие характера, насколько оно в состоянии устранить расстройства в процессе развития и предупредить возникающие отсюда душевные болезни – всё это до сих пор ещё остаётся спорным вопросом. Я считаю, безусловно, неправильным тот взгляд, будто воспитание не оказывает никакого влияния на образование характера, будто гений при всех условиях, при хорошем или дурном воспитании «проложит себе путь», между тем как «рождённый преступник» при лучшем воспитании всё–таки станет преступником. Но прямо нелепым я должен назвать противоположный взгляд, будто не только характер есть исключительно продукт воспитания, но и вся психическая жизнь зависит единственно от условий, окружающих данного индивидуума. В этом смысле написан труд школьного директора Густава Гауфе, эпиграф к которому гласит: «Человек в умственном отношении есть лишь то, что из него делает воспитание».

На вид это весьма научный труд, –первая часть его озаглавлена: «Аналитическая и синтетическая психология». Здесь автор возвещает о своём открытии, что при рождении все люди одинаковы и что их позднейшее различие зависит исключительно от различия воспитания и жизненных условий. Если бы удалось одинаково воспитать двух людей, то они и впоследствии должны были бы во всём походить друг на друга. Если бы ребёнку можно было доставить то же воспитание и те же впечатления, какие достались в удел Гёте, то из него должен был бы стать столь же выдающийся человек. Что вся духовная деятельность сводится лишь к впечатлениям чувств – автор пытается доказать открытием, будто «Шиллер никогда не мог бы написать стихотворения «Лаура у рояля», если бы не существовало ни рояля, ни Лауры».

Мне незачем опровергать подобной бессмыслицы. Что ветреная мельница не может производить муки, если не всыпать в неё зерна, – это знает и дитя, тем не менее не хлебное зерно приводит мельницу в движение, а ветер. Если по возможности устранить от человека все впечатления, как, например, в случае Каспера Гаузера, то, разумеется, даже у гениально одарённого человека психическая деятельность останется минимальной, но, с другой стороны, и впечатления не приносят никакой пользы, если нет умственных способностей для их переработки. Из глупца лучшее воспитание так же мало может сделать мудреца, как гения из идиота. Если бы я пожелал подробно войти в рассмотрение значения воспитания и подлежащих при этом наблюдению психологических принципов, то мне пришлось бы посвятить этой теме особую книгу. Я поэтому ограничусь здесь лишь указанием некоторых причин, побуждающих меня придавать воспитанию особенно важное значение для развития характера, особливо же для развития гениальности.

Дитя, привыкшее с самого раннего детства терпеть нужду, видеть подлости и жестокости, по необходимости притупится в своей чувствительной жизни. Насколько вообще в дальнейшей жизни имеется души и ощущений, – зависит от того отношения, в каком вредное влияние находилось к первоначальному, естественному свойству чувствительной жизни. Дитя, у которого совершенно пренебрегли развитием рассудочной деятельности, несомненно окажется впоследствии умственно более слабым, чем оно могло бы стать при более дельном развитии его разума. Это аналогичным образом можно отнести и ко всем остальным психическим свойствам: вниманию, сообразительности, фантазии, воли, энергии, терпению и т.д. На все эти свойства упражнение и привычка могут оказать существенное влияние.

Если, как известно каждому по опыту, уже у обыкновенного человека воспринятые в юности впечатления прочнее всего укрепляются в памяти и во многих отношениях могут оказать значительное влияние на всю жизнь, – то у ребёнка с гениальными задатками это происходит в гораздо большей степени. Такое дитя, уже в самом раннем возрасте зорко наблюдающее за всем происходящим вокруг него, способное воспринять гораздо больше впечатлений и легче делать из этого заключения, чем обыкновенное дитя, при своей живой фантазии, конечно, особенно легко будет подчиняться всем влиянием, будь они хорошего или дурного свойства.

Так, например, Ноль говорит о Моцарте: «Уже ребёнком он был полон жизни и огня, и не получи он отличного воспитания от своего серьёзного, строгого отца, он мог бы стать отвратительным злодеем, так чувствителен он был к каждому раздражению, хорошего или дурного качества которого он ещё не способен был испытать». Что касается вообще детства великих людей, то можно сказать, что в большинстве случаев у них уже в самом нежном возрасте обнаруживались необыкновенно высокие умственные способности. Но встречаются также гении, бывшие совсем обыкновенными детьми. С другой стороны, общеизвестный факт – что рано развившиеся и, по–видимому, высокоодарённые дети впоследствии совсем не оправдывают возлагавшихся на них блестящих надежд. Отчасти это, быть может, составляет чисто естественное явление, не основанное на внешних причинах; но довольно часто внешние условия и в особенности дурное воспитание виновны в том, что мир теряет плоды, быть может, крупного гения.

Воспитание каждого человека образует основу, на которой построена вся его остальная жизнь. Юношеские впечатления не только влияют решающим образом на развитие характера, но иногда могут также создать предрасположение к позднее возникающим нервным и душевным болезням. Весьма вероятно, что из бесконечного множества случаев, подводимых под рубрику наследственных нервных болезней, немалый процент должен быть отнесён не столько на счёт действительного унаследования, сколько на счёт впечатлений, получаемых ребёнком от истеричной матери или от пьяницы–отца, в связи с проистекающим отсюда плохим воспитанием. Крафт–Эбинг говорит: «После строения мозга, человек обязан оригинальностью своего психического существования способу воспитания. Иногда строение и воспитание действуют совместно в деле вызывания психопатического предрасположения, поскольку родители не только наследуют путём зачатия несчастную органическую конструкцию, но и одарённые на этой основе болезненными страстями, нравственными недугами и странностями, дурным примером и ложным воспитанием передают детям свои странности и нравственные недуги».

Что касается самого воспитания, то особливо у умственно рано развившихся детей дело идёт прежде всего не о том, чему дитя научилось, потому что при некотором усердии кое–какие пробелы в знании всегда можно пополнить. Но сообразительность, способность логического мышления и сосредоточения внимания, острота наблюдения и т.д. – вот вещи, которые должно развивать с детства, и нерадение при воспитании лишь с большим трудом впоследствии можно поправить. Следует заботиться о том, чтобы физическое развитие не отставало от умственного; чтобы у рано развившихся детей тщеславие удерживалось в должных границах, чтобы такие дети не предавались праздному мечтательству и не развивали в себе самообожания. Нередко у таких детей наблюдают также преждевременно развившееся половое влечение или другие аномалии в половой области, требующие усиленного внимания со стороны воспитателей. Весьма важно пораньше внушить детям основные понятия морали, как любовь к правде, преданность долгу, бескорыстие и т.д. Но при этом не должно поступать слишком строго, иначе легко может получиться противоположный результат, так как для достижения этой цели требуется прежде всего любовь и доверие со стороны ребёнка. Величайшее значение для развития характера имеет развитие души, тонкости чувств и ощущений, за которым должно следить уже с самого раннего детства. «У детей, благоприятно одарённых от природы, очень многое можно сделать разумным воспитанием, направленным без шаблона и педантизма не только на развитие головы, но и сердца. Это – тот пункт, в котором правильно понятая и применяемая педагогика сходится в своём высоком значении с учением о наследственности» (Шюле).

У детей с живой фантазией и тонкой чувствительностью рассказывание баснословных вещей и сверхъестественных явлений часто может принести вред, особливо когда этим пользуются для запугивания детей. При подходящем предрасположении такой метод воспитания может привести к развитию тяжёлых истерических состояний. «Эта отвратительная система воспитания, – говорит Моссо, – ещё не отжила; детей всё ещё продолжают стращать рассказами про сказочных чудовищ, волшебников и кудесников. Каждую минуту ребёнку кричат: «вот этот тебя съест», «этот тебя укусит», «позовите собаку», «вот домовой», «трубочист возьми его» и т.п. Все эти ужасы, вечные угрозы делают детей пугливыми и слабыми». У детей, склонных к мечтательству, у которых фантазия слишком жива и грозит вытеснить чисто интеллектуальную деятельность, особенно следует смотреть за тем, чтоб они по возможности раньше обняли во всей правдивости окружающие их условия, строй вещей. Нужно остерегаться, чтоб глупыми сказками, религиозным мистицизмом или мифическими сказаниями ещё больше не разжечь и без того возбуждённой фантазии. В таком случае центр тяжести воспитания должен заключатся в познании действительных вещей и фактов.

Если дело отца и учителей – следить за научным воспитанием, то на обязанности матери лежит забота о развитии души и ощущений. Отец воспитывает детей рассудком, мать – сердцем, душою. Какая чудная, прекрасная задача заключается для женщин в этой материнской обязанности! Но – увы! – как мало найдётся теперь женщин, видящих в выполнении этой священной обязанности верховное счастье, полное удовлетворение! Большое число женщин вынуждено тяжёлым трудом зарабатывать на пропитание, а потому не может доставить детям необходимого ухода. В таких случаях вина падает на наши общественные условия, а не на матерей, хотя имеются и такие женщины, которые при тяжёлом труде всё–таки находят ещё время, чтобы позаботиться об умственном и физическом преуспевании своих детей.

Как, однако, дело обстоит с зажиточными женщинами, могущими уделять своим детям достаточно времени и средств? Видят ли они свою жизненную цель в воспитании детей, испытывают ли они высшее блаженство в самоотверженном следовании этому естественному долгу? Такие матери существуют, но их, к сожалению, немного: очень, очень многие матери далеки от выполнения этой идеальной обязанности. Многие женщины достаточно честны, чтобы сознаться, что воспитание их детей им в тягость, что они не находят в этом удовольствия; они стараются сложить с себя эту неприятную обязанность, предоставив воспитание детей чужим. Другие матери настолько глупы, что убеждают себя, будто материнскую любовь можно заменить деньгами. Они полагают, что вполне выполнили свой долг, если их дети чисто одеты, хорошо едят и т.д. Они принимают к детям важных гувернанток или отдают детей в знатные пансионы, – и тогда считают свою материнскую обязанность выполненною с излишком. Но разве чужой человек может питать к ребёнку истинно материнское чувство? Нет, никогда. Можно пожалеть о детях, потерявших свою мать в раннем возрасте; дети же, мать которых живёт, но не служит им матерью, ещё более достойны сожаления. Первые могут, по крайней мере, носить в своём сердце идеальное представление о материнской любви, у последних даже это разрушено. Этим они лишаются большой опоры в жизни. Некоторые матери видят в своих детях лишь предмет удовлетворения их личного тщеславия. Они наряжают их, как обезьян, чтоб обращать на них всеобщее внимание на прогулке; они дрессируют их, как попугаев, чтоб иметь возможность хвастнуть ими и при этом стараются убедить себя, что сделали своим детям нечто хорошее. Не облагораживание детской души имеют они в виду, поступая таким образом, а удовлетворение своего собственного отвратительного тщеславия.

Как я уже выше заметил, у богато одарённых детей с рано развившеюся восприимчивостью влияние юношеских впечатлений, как и всего воспитания, имеет выдающееся значение для последующей жизни. Бросим беглый взгляд на юность и воспитание некоторых замечательных людей. Про Гёте Льюис пишет следующее: «Редко когда мальчик обнаруживал такую полноту человеческого дарования. Многосторонняя деятельность его жизни уже очерчена в разнообразных стремлениях его детства. Он является нам рассудительным, любознательным мальчиком, любившим порядок; рано созревшим учеником, жадно набрасывавшимся на книги; дельным самостоятельным философом, семи лет от роду уже сомневавшимся в справедливости суждения большого мира. Он изобретателен, поэтичен, горд, любвеобилен; его дух открыт для всех влияний, гоним всяким ветром, и всё–таки, в то время как направление его деятельности было столь непостоянным и неопределённым, он всегда умел владеть собою». Уже из этого краткого описания видно, какое могучее влияние на последующую его жизнь должны были оказать воспитание и впечатления юности, раз «его дух был открыт для всех влияний, гоним всяким ветром». Таким образом и прекрасное воспитание, полученное юным Гёте, немало способствовало развитию его могучего гения. Его отец строго и добросовестно руководил воспитанием, научное преподавание шло систематическим путём. Мать сумела повлиять на чуткую душу мальчика уже в самом раннем детстве, сумела возбудить его фантазию и пробудить в нём чувство прекрасного и благородного. Сколь многим обязан Гёте этой матери, отдавшей детям всю свою любовь и все свои заботы!

Шиллер, по свидетельству биографов, не обладал в своей молодости выдающимися умственными способностями; его развитие шло естественным путём, его способности были хорошие, а прилежание замечательное. Он инстинктивно угадывал, что без прилежания нельзя добиться совершенства. Его воспитание, за которым очень добросовестно следил строгий отец, было дельным и основательным. Добродушная мать окружила его глубокой любовью и, очевидно, много повлияла на его воспитание. Шарфенштейн, друг детства Шиллера, говорит о ней: «Она совсем напоминала сына, ростом и выражением лица, только у неё милый облик был женственно кроток. Я никогда не встречал лучшего материнского сердца, лучшей женщины».

В биографии Кернера мы читаем: «Он многому научился позже других и не принадлежал к тем детям, которые своими ранними талантами и познаниями удовлетворяют тщеславие родителей. Но уже в детстве в нём можно было заметить мягкое сердце, связанное с твёрдой волей, верностью, преданностью людям, которых он полюбил, а также легко возбудимую фантазию». Он получил отличное воспитание как со стороны весьма разумного отца, так и со стороны добродушной матери. «Но уже в самом раннем возрасте он проявил могучее влечение к поэтическому творчеству. Отец же считал своим долгом лишь терпеть первые опыты своего сына, но не поощрять их. Он был слишком высокого мнения об искусстве вообще, чтобы не быть осторожным в случае, так близко касавшемся его, и не опасаться перепутать простую склонность с истинным призванием».

Рафаэль рано потерял своих родителей: мать на восьмом, а отца на девятом году. Несмотря на это, он получил хорошее воспитание и равномерно развивался. Галилей, Ньютон, Линней, Фенелон, Араго рано обнаружили сильные дарования ума и все получили отличное воспитание.
Гайдн, хотя родился в бедности, получил отличное, любвеобильное воспитание. В глубокой старости ещё он сам говорил об этом в таком смысле и с глубокой любовью упоминал о матери, которая всегда самым нежным образом пеклась о его благополучии.Лист был воспитан с величайшей любовью и заботливостью. Будучи физически слабым ребёнком, он тем более нуждался в родительской заботливости, которая в данном случае доходила до того, что отец вёл о своём сыне дневник, куда вносил свои заметки «с величайшей аккуратностью нежного отца».

Джорджу Вашингтону было одиннадцать лет, когда умер его отец, относившийся с таким доверием к разумной и заботливой жене, что в своём завещании предоставил ей всецело распоряжаться имуществом детей до достижения ими совершеннолетия. Эта женщина выполнила свою материнскую обязанность чрезвычайно добросовестно, окружив детей самой глубокой любовью и нежной заботливостью и дав им отличное воспитание. Кант сказал следующее: «Я никогда не забуду своей матери, потому что она посадила и вырастила во мне первый зародыш добра; она сделала моё сердце доступным впечатлениям природы; она будила и расширяла мои понятия и её наставления имели постоянное, благотворное влияние на мою жизнь».

Генрих Гейне имел замечательную мать, стремившуюся единственно к тому, чтобы дать своим детям такое же хорошее воспитание, какое она сама получила в родительском доме. Её любимыми писателями были Гёте и Руссо. Чтение последнего автора, особливо «Эмиля», внушало ей воспитательные идеи. Она сама учила мальчика чтению и письму и зорко следила за его воспитанием. «Он был привязан к ней, – говорится в одной биографии Гейне, – самой трогательной детской любовью, её прославлял он в чудных стихах, о ней он всегда вспоминал с глубочайшим почтением в своих сочинениях».

С другой стороны, мы видим, как гений, о котором Гейне говорит, «что он был одним из величайших немецких поэтов и из всех наших драматургов имеет наибольшее сродство с Шекспиром», жалко погибает вследствие порока и распутства. Это был Дитрих Граббе, сын тюремного смотрителя, уже в раннем детстве вынесший самые мрачные впечатления, ещё более усилившиеся от неряшливого и превратного воспитания. Гейне опровергает указание одного из биографов Граббе, будто мать этого поэта сама научила его пьянству, когда он был ещё мальчиком. Но и сам Гейне, пытаясь восстановить честь матери своего товарища, говорит: «Это была грубая дама, жена тюремщика, и, лаская своего юного Дитриха, она, пожалуй, иногда задевала его лапой волчицы». Что могло бы выйти из такого гения, как Граббе, если бы его воспитание находилось в руках женщины, вроде матери Гёте!

Гофман был разносторонним гением, одинаково одарённым в поэзии, музыке, живописи. Его родители развелись после короткого, несчастного брака, и мать, забравшая с собою детей к своей матери, не могла вследствие слабого здоровья заботиться об их воспитании. Последнее, предоставленное бабушке и какому–то дяде, оказало во многих отношениях весьма неблагополучное влияние на образование его характера. Хотя этими лицами сделано было всё для образования его ума и обогащения знаний, хотя он получил прекрасную подготовку в науках и искусствах, но... недоставало матери. Развитие характера и души было запущено, педантизм дяди положил основание сатирическому направлению и наклонности к причудливому. Когда друг Гиппель стал упрекать его за непочтительное отношение к родственникам, он возразил: «Каких родственников мне дала судьба! Если бы у меня был отец или дядя, как ты, мне никогда и в голову не пришло бы так относится к ним». Несмотря на гениальное дарование, в произведениях Гофмана много странного, находящего объяснение лишь в его исковерканном воспитании. Он также предаётся пьянству, и не вследствие нужды и лишений, от которых и он немало пострадал, а как раз в такое время, когда счастье ему улыбалось, и он был избавлен от всяких материальных забот.

У Шопенгауэра была умная, но холодная, эгоистичная мать. Уже с раннего детства между матерью и сыном установились враждебные отношения. Когда он показал ей первое сочинение «Die virfache Wurzel des Satzes vom zureichendem Grunde», она насмешливо заметила: «Это, вероятно, книга для аптекарей?». На что он ей (как известно, она сама была писательницей) возразил: «Мои книги ещё будут существовать, когда твои уже будут валяться в чуланах». На это мать любезно заявила: «А твои никогда не дойдут и до чулана, потому что их вовсе не станут читать». Этот недостаток материнской любви, вероятно, оказал немалое влияние на характер и дальнейшую жизнь философа. Многое в его жизни, пожалуй, иначе устроилось бы, если бы его юность была окрашена материнской любовью. Быть может, отталкивающая холодность матери положила основание его неуважению и презрению к женщинам.

Мать Руссо умерла при его рождении; его отец был бедный часовых дел мастер, который не мог особенно заботиться о воспитании сына. Когда отец по одному делу чести должен был бежать, сын попал в пансион, где с ним обращались жёстоко и несправедливо. Затем он поступил в учение к гравёру, где у него было достаточно свободного времени, чтобы прочитать массу книг. Вследствие дурного обращения хозяина он, 15 лет отроду, бежал и долгое время блуждал по Савойе, пока один католический священник не отрекомендовал его госпоже Варан. Это была добрая, но нравственно неустойчивая женщина, которая очень баловала своего питомца и вскоре сделала из него своего любовника. Для всякого ясно, что такие юношеские впечатления должны были оказать вредное влияние на характер Руссо. Множество нелепостей, которыми изобилует его последующая жизнь, объясняются его несчастной юностью. Насколько дурное воспитание или, вернее, отсутствие всякого воспитания повлияло на развитие его умственного расстройства – это вопрос, на который с уверенностью нельзя ответить.

Родители Байрона жили раздельно, и воспитание мальчика находилось всецело в руках слабохарактерной и экзальтированной матери и старой кормилицы, сумевших только исковеркать его. В результате получилось развитие непостоянного характера, и Байрон часто предавался буйному распутству, сменявшемуся порою припадками грусти, а его гений не мог развиться в той мере, в какой это, быть может, произошло бы при других условиях.

Этих немногих примеров, конечно, ещё недостаточно для окончательного решения столь важного вопроса; но я полагаю, что всякий, кто серьёзно займётся им как на основании дальнейших исторических исследований, так и на основании чисто теоретических мотивов, прейдёт к убеждению, что воспитание и впечатления юности должны оказать огромное влияние на дальнейшую жизнь, особенно у гениально одарённого человека. То обстоятельство, что некоторые гении, несмотря на недостаточное или дурное воспитание, достигли выдающегося положения, нисколько не говорит против этой теории, так как никогда нельзя знать, какой степени совершенства они достигли бы при иных условиях и, кроме того, исключения не уничтожают верности общего правила.

Бетховен, например, стал величайшим музыкальным гением, несмотря на то, что его юность протекала далеко не радостно и что в его воспитании имелось много погрешностей. Отец его, бывший тоже музыкантом, хотя заботился о хорошем музыкальном образовании сына, уже с ранних лет проявлявшего свою гениальность, но нравственные впечатления, полученные мальчиком, не могли благоприятно влиять на молодую душу и на развивающийся характер. Отец был пьяницей, и друг детства Бетховена, Стефан фон Бреннинг, сам видел однажды, как тот на улице освободил выпившего отца из рук полиции. Подобные юношеские впечатления не могли остаться без влияния на развитие его характера.

В то время как дурное воспитание у равномерно одарённых гениальных детей оказывает, как мы видели, вредное влияние на характер и всю деятельность, оно у индивидуумов с особенно сильно выраженной фантазией и другими умеренными умственными способностями может оказаться прямо пагубным. Дети, у которых, вследствие преобладания фантазии или чувств над остальной умственной деятельностью, развивается нарушение внутреннего равновесия, могут, благодаря энергичному воспитанию, постоянному упражнению памяти, внимания, силы воли и т.д., стать дельными, продуктивными людьми, между тем как лишённые рационального воспитания они неизбежно попадут в категорию лжегениев, гениальных безумцев.

Из всего этого видно, какое огромное значение для развития культуры имеет вся система воспитания. Мы имеем под этим в виду не только школьное обучение, общественное воспитание, но и юношеские впечатления в семье, главным же образом воспитание со стороны матери, которая в такой сильной степени может влиять на последующую жизнь детей. Всякое стремление, клонящееся к тому, чтобы путём общественных учреждений отвлечь женщину от воспитания детей, должно поэтому оказаться вредным для дальнейшего развития человечества. В общественных школах и учреждениях детей можно научить латинскому языку и другим подобным вещам, но никакое установление никогда не может заменить детям доброй матери. Пусть же матери сознают ту истину, что для них не может быть более возвышенного и благородного стремления, как самопожертвованное, любвеобильное воспитание их детей. Пусть они ни на минуту не забывают, что природа возложила на них священный долг, от выполнения которого зависит прогресс культуры, дальнейшее развитие всего человечества.

Перед тем как оставить этот вопрос, я желал бы коснуться ещё одного явления, представляющего интерес во многих отношениях, а именно так называемых чудо–детей. Что такое чудо–дитя? Как я упомянул, большинство выдающихся гениев уже в детстве обнаруживали большие умственные способности, особенно развивавшиеся в том или ином направлении, смотря по врождённым задаткам. Дитя, дарование которого в какой–нибудь специальной области достигает такой высокой степени, что оно способно создать нечто, приводящее толпу в изумление, такое дитя обыкновенно называют чудом. Это факт, подтверждающийся опытом, – что за немногими исключениями чудо–дети наблюдаются исключительно в области исполнительной музыки. Это явление находит своё объяснение не в том обстоятельстве, что музыкальные гении ранее развивались, чем гении в других областях: Рафаэль, Микель Анджело и Торвальдзен также уже в раннем детстве проявляли необыкновенные способности в своём искусстве, но были ли они способны тогда «приводить в изумление толпу»? Исполнение ребёнка лишь тогда поражает, когда толпа сравнивает его исполнение с возрастом исполнителя. Как бы чудо–дитя не было талантливо в своём нежном возрасте, оно не стоит на высоте умения, а лишь находится в периоде развития; поэтому исполнение даже в самых феноменальных случаях само по себе не представляет ничего необыкновенного, а лишь то обстоятельство, что оно даётся ребёнком, делает его необыкновенным. Произведение юного гениального поэта или живописца является нам отдельно от автора, и связь между молодостью и художественным произведением не может быть для толпы столь наглядной, как это бывает у музыкального чудо–дитяти. Картина или стихотворение, в качестве на веки остающихся произведений искусства всегда будут подлежать одной и той же критике, независимо от личности художника: всё равно был ли это мальчик или зрелый мужчина. Совсем не так дело обстоит в исполнительной музыке: в концертном зале личность исполнителя или исполнительницы оказывает немалое суггестивное влияние на публику.

Как я уже заметил, исполнение ребёнка всегда слабее исполнения взрослых и если семилетний мальчик играет на рояле перед множеством слушателей, то нас приводит в изумление не искусство как таковое, а феноменальное явление природы. Служат ли наши художественные установления для того, чтобы стремиться к наивысшему в искусстве и тем облагораживать чувства и душу народа, или же их целью должно служить отыскивание и образование юных феноменов – насчёт этого мнения могут расходиться. Я лично того мнения, что такие феномены должны выступать скорее в цирке, чем в концертном зале. Разумеется, каждый волен выбирать себе какие ему угодно развлечения, но публичное выступание чудо–детей имеет ещё другую сторону, которую врач по нервным болезням обязан осветить.

Мы видели, какое огромное значение имеют для развития гениев воспитание и впечатления детства. Теперь представьте себе жизнь современного чудо–дитяти и переживаемые им впечатления. Вместо того чтоб оградить его мудрым воспитанием от вредных последствий тщеславия и всеумерщвляющего самодовольства, такое дитя увешивается орденами и медалями, а восторженная толпа ежевечерно аплодирует ему. Вместо того чтобы развивать его детскую душу и оберегать её от вредных влияний, мы в зародыше умерщвляем в нём все благородные ощущения, притупляем все чувства отвратительной лестью и рекламой. Благодаря такому дурному обращению, – дурным воспитанием этого уже нельзя назвать, – большинство этих детей, к сожалению, впоследствии гибнет. Им ведь не сказали, что и гений может достигнуть высот Парнаса лишь прилежанием и трудом. Они считают себя и своё исполнение совершенством. Но лишь только они скидают свои детские сапожки и заменяют курточку фраком, ореол исчезает, и тогда оказывается, что развитие гения значительно потерпело. Образование характера несовершенно, психическое равновесие нарушено и чудо–дитя стало ничтожеством. Пора, давно пора, чтобы здравомыслящие люди восстали против неслыханного злодеяния, совершаемого над такими детьми тщеславными, корыстолюбивыми родителями и бессовестными предпринимателями, усматривающими в гениальном ребёнке лишь средство для наживы.

Защитники этого гнусного злоупотребления гениальностью часто указывают на то, что Моцарт, Бетховен и Мендельсон также выступали в качестве чудо–детей, но это возражение крайне глупо. Это также логично, как если бы добросовестному врачу, назначающему ребёнку хорошую, укрепляющую пищу, ответили: «Ах, что вы, масса детей стали сильными и здоровыми людьми, несмотря на дурное и недостаточное питание, поэтому детей можно смело плохо питать. Кроме того, у сказанных гениев дело обстояло несколько иначе, чем у нынешних чудо–детей. У Моцарта был очень разумный отец, который, несмотря на публичное выступление сына, сумел по тогдашним обстоятельствам дать ему отличное воспитание. Учитель Мендельсона, старый Цельтер, всегда стремился сохранить своему ученику детскую скромность и оградить его от самовосхваления. Затем, сколько вообще эти дети в своё время публично играли в сравнении с деловыми поездками современного чудо–дитяти? Но как бы то ни было, благоприятного влияния эти поездки не оказали ни на Моцарта, ни на Бетховена. Моцарт всю жизнь страдал чрезвычайной нервностью и умер в лучшем возрасте от мозговой болезни. О вредном влиянии, оказанном печальной юностью Бетховена на образование его характера, я уже говорил.

Скачать книгу: http://www.onlinedisk.ru/file/421734/


 
Литературный форум » Комната психолога » Разные темы. » О гениальности.
Страница 1 из 11
Поиск:





Нас сегодня посетили
gornostayka, Юнона